Артерио медуллярное взаимодействие



Введение

Вследствие появления новых диагностических возможностей современной медицины можно оптимизировать процесс исследования групп состояний, обусловленных отношениями аномально расположенных сосудов с лоханочно-мочеточниковым сегментом, верхней и средней третью мочеточника. Среди таких сосудов наиболее часто (в 30-35% случаев) встречается добавочная почечная артерия [1-3]. При тесном соприкосновении верхних мочевыводящих путей (ВМП) с аномально расположенной артерией, идущей, как правило, по переднему контуру мочеточника, происходит постоянная микротравма стенки мочеточника вследствие его дискинезии и несовпадения уродинамического ритма с пульсацией артерии. При нарушении пассажа мочи создаются оптимальные условия для возникновения хронического неспецифического воспаления с исходом в хроническую почечную недостаточность [4-6]. Своевременное выявление и лечение обструктивных изменений верхних мочевыводящих путей играют важную роль в профилактике осложнений.

Основное клиническое значение имеет выявление добавочных почечных артерий, кровоснабжающих нижний сегмент почки, так как они могут спровоцировать обструкцию мочеточника с развитием уретеро-вазального конфликта (УВК) и привести к гидронефрозу [7, 8].


риктуры верхних мочевых путей, обусловленные наличием уретеро-вазального конфликта, составляют значительную долю (20%) среди разнообразных причин нарушений уродинамики верхних мочевыводящих путей [9-11]. При этом наличие уретеро-вазального конфликта может сопровождаться рядом изменений эвакуаторной функции почек, свойственных целому ряду урологических заболеваний, многие из которых требуют хирургического вмешательства. Ошибки в диагностике приводят к запоздалому или нерациональному лечению, а в 7-15% клинических наблюдений — к неоправданным оперативным вмешательствам [12-14].

Ряд авторов отмечают актуальность проблемы запоздалого выявления причин реноваскулярной гипертензии. Стенозирование просвета добавочных почечных сосудов также может быть причиной развития артериальной гипертензии, диагностируемой случайно при профилактических осмотрах [15-18]. По данным Национального центра статистики здравоохранения США у 5-7% больных, страдающих артериальной гипертензией, она имеет реноваскулярное происхождение [19]. Консервативная терапия у большинства больных безуспешна из-за кратковременности гипотензивного эффекта. Гипертензия прогрессирует и нередко приобретает злокачественное течение [20, 21]. Установление причины обструкции верхних мочевыводящих путей, особенно диагностирование уретеро-вазального конфликта, имеет большое значение и для хирургов при выборе тактики оперативного вмешательства [22, 23].


Все перечисленные обстоятельства приводят к необходимости выбора адекватной диагностики уретеро-вазального конфликта с последующим определением соответствующего метода лечения и динамического контроля за проводимым лечением.

«Золотым стандартом» выявления уретеро-вазального конфликта является рентгеновская ангиография. Однако этот метод сопряжен с определенным риском для пациентов, а в ряде случаев противопоказан им вследствие непереносимости йода или наличия сниженной функции почек [24]. Наиболее точным и высокочувствительным методом диагностики стеноза почечных артерий и обнаружения добавочных почечных артерий среди неинвазивных методов считается магнитно-резонансная (МР) ангиография, чувствительность которой, когда для более четкой визуализации сосудов используется и контрастное вещество (гадолиний), составляет 97%, специфичность — 92% [25, 26]. Однако высокая стоимость исследования делает МР-ангиографию затруднительной и малодоступной для широкого использования. Применяется и компьютерно-томографическая (КТ) ангиография (чувствительность — 88%, специфичность — 94%), однако для проведения КТ-ангиографии почечных сосудов также необходимо использование контрастного йодсодержащего вещества [27, 28].

На современном этапе ультразвуковая диагностика в урологии, используя все современные диагностические методики и аппаратуру с высокой разрешающей способностью, является ведущим диагностическим методом.


сокая информативность, неинвазивность, относительная дешевизна, отсутствие лучевой нагрузки и возможность многократного повторения исследования обеспечивают приоритет эхографии среди других методов лучевой диагностики [29-31]. Появившиеся на ультразвуковых аппаратах новые компьютерные программы и новый алгоритм построения виртуальных трехмерных изображений обеспечили возможность получения и анализа объемной информации при построении трехмерных изображений. Трехмерная ультразвуковая ангиография позволяет получать информацию, сопоставимую с данными других лучевых методов, в том числе в выявлении сосудистой патологии почек, что обеспечивает несомненный приоритет данной ультразвуковой методики.

Материал и методы

В основу настоящей работы положены результаты ультразвукового исследования 149 пациентов с патологией почек и верхних мочевыводящих путей. Средний возраст больных составил 40±11 лет. Все пациенты были разделены на 2 группы. В 1-ю группу были включены 80 специально отобранных пациентов с опухолями почек без обструкции верхних мочевыводящих путей по данным стандартных ультразвуковых исследований (УЗИ) и КТ ангиографии с целью разработки нового метода — трехмерной ультразвуковой ангиографии. Этим пациентам для окончательной верификации диагноза выполнялись рентгеновские ангио- и венокаваграфия и трехмерная МР-ангиография в сочетании с МР-урографией.


Основную (2-ю) группу составили 69 пациентов, у которых, по данным обычного УЗИ, обзорной рентгенографии брюшной полости, экскреторной урографии и ретроградной уретеропиелографии, была диагностирована хроническая обструкция верхних мочевыводящих путей. Все пациенты этой группы были проспективно исследованы с применением разработанной методики трехмерной ультразвуковой ангиографии, дополненной диуретической нагрузкой. Полученные данные верифицированы с помощью трехмерной МР-ангиографии с МР-урографией, рентгеновской ангиографии, рентгеновской венокаваграфии и во время операции. УЗИ верхних мочевыводящих путей и магистральных почечных сосудов проводились на аппаратах экспертного класса, оснащенных режимами тканевой гармоники, адаптивного колорайзинга, цветового допплеровского картирования (ЦДК), энергетического картирования (ЭК), импульсной допплерографии (ИД), трехмерными программами.

На начальном этапе визуализация магистральных почечных сосудов осуществлялась с помощью цветового и энергетического допплеровского картирования. Цветовое допплеровское картирование использовалось для определения направления движения тока крови в почечных сосудах. С помощью энергетического картирования получались уголнезависимые изображения сосудистых структур с любым направлением тока крови. Для оптимизации цветового изображения была установлена индивидуальная настройка всех параметров. В режиме импульсноволновой допплерографии подтверждался артериальный или венозный спектры исследуемых сосудов.


личительными характеристиками допплеровского сигнала в почечных артериях являлись быстрый систолический подъем и длительная высокоскоростная кривая во время диастолы. Далее традиционная методика исследования в режиме двухмерной УЗ-ангиографии с применением цветового допплеровского картирования или энергетического картирования во всех случаях была дополнена новым методом трехмерной ультразвуковой ангиографией — для получения информации о состоянии магистральных почечных сосудов, их взаимоотношении со структурой почки, лоханочно-мочеточниковым сегментом (ЛМС) и мочеточником.

Создание и воспроизведение трехмерного изображения были основаны на следующих этапах:

  1. Оптимизация изображения.
  2. Сбор объемной информации.
  3. Построение трехмерного изображения.
  4. Послойный анализ отдельных секционных изображений.
  5. Обработка объемной информации.
  6. Архивирование волюметрической информации.

Оптимизация изображения. Для качественного сбора информации и точного отображения магистральных почечных сосудов при трехмерной ультразвуковой ангиографии требовались несколько факторов: наличие четких внешних контуров сосуда и гомогенность цветовых внутрипросветных сигналов. Близость расположения петель кишечника зачастую не позволяла избежать артефактов от периодически возникающих перистальтических волн, поэтому для построения трехмерного изображения была необходима тщательная предварительная подготовка больного, включающая соблюдение бесшлаковой диеты и правильный подбор параметров цветового сигнала: скорости кровотока, фильтров, мощности цветового сигнала, насыщенности цвета, выбор оптимального акустического окна.


Для оптимизации цветового изображения использовалась индивидуальная настройка всех параметров (табл. 1), которая включала: мощность сигнала (Gain), частоту повторения импульсов (Pulse Repetition Frequency), фильтр стенки сосуда (Wall Filter), скоростные показатели кровотока (Flow), угол ротации датчика (Scan Angle), скорость ротации датчика (Scan speed).

Мощность настраивалась на среднем уровне для наилучшей визуализации крупных сосудов и уменьшалась до исчезновения артефактов. Параметры частоты повторения импульсов настраивались на высокие значения. Этот параметр позволял фильтровать и элиминировать частоту движения стенок сосудов кровотока, находившуюся в определенном диапазоне частот. Для оптимальной визуализации аорты, почечных артерий и подавления сигнала от нижней полой и почечной вен применялся режим энергетического картирования с настройкой на получение высокоскоростного кровотока и фильтром высокой или средней частоты. Значение частотного фильтра коррелировало со значением частоты повторения импульсов: с увеличением частотного фильтра значение устанавливаемой частоты повторения импульсов повышалось. Для визуализации крупных сосудов использовались высокоскоростные показатели кровотока.

Сбор объемной информации. Для сбора трехмерной информации использовалась специальная программа аппарата «3D».


е пациенты были исследованы по специальной схеме в положении лежа на спине или левом (правом) боку с задержкой дыхания в фазе глубокого вдоха, а также в положении стоя. Сбор трехмерной информации проводился с применением обычного конвексного абдоминального датчика 3,5 С 40 Н в режиме «свободной руки». Для наилучшей визуализации магистральных почечных сосудов создавалось оптимальное акустическое окно, обеспечивающее минимальное количество артефактов. В зависимости от длины почки угол ротации датчика составлял 45 или 60°. Скорость ротации датчика задавалась параметрами выбранной программы: «Low» — медленная или «Medium» — средняя в зависимости от объема сканируемой поверхности. Во время сканирования датчик плавно поступательно перемещался исследователем по заданной траектории при механическом способе получения трехмерной информации либо находился в стационарном положении при автоматическом сборе. Длительность сбора трехмерной информации варьировала от 9 до 18 с (в среднем 13 с). Все данные об объеме сохранялись на жестком диске ультразвукового аппарата.

Построение трехмерного изображения. Все полученные данные об объеме сохранялись в компьютерной памяти ультразвукового аппарата с последующим отбором изображений для мультипланарной волюметрической реконструкции. После сбора и сохранения в памяти информации об объеме на экране монитора аппарата автоматически появлялось изображение в трех взаимно перпендикулярных плоскостях благодаря мультипланарной реконструкции (Multiplanar Reconstruction, или MPR). Затем проводилась оптимизация полученного изображения с помощью программы «High definition».


Послойный анализ отдельных секционных изображений. Далее путем ротации полученное изображение послойно изучалось. Одновременная визуализация всех трех плоскостей позволяла получать точное представление об объемном предмете и проводить качественную оценку васкуляризации.

Обработка объемной информации. С целью достижения максимального качества изображения использовались различные режимы обработки информации. Для построения волюметрического изображения почечных артерий применялся режим максимальной интенсивности сигнала (Maximum Intensity Projection, или MIP), для отображения расширенных собирательных полостей почки, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточника — режим минимальной интенсивности сигнала (Minimum Intensity Projection, или MIN). Комбинация двух режимов обеспечивало оптимальную визуализацию расположения и хода сосудов относительно собирательных полостей почки, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточника.

Архивирование волюметрической информации. Все данные об объеме сохранялись на жестком и магнитно-оптическом дисках ультразвукового аппарата. Видеоклипы вращающихся виртуальных изображений записывались на видеокассету для последующего анализа, проводившегося с клиницистами.


В ходе проведенной нами разработки новой ультразвуковой методики осуществлялась качественная оценка полученных трехмерных изображений. Для этой цели мы проанализировали качество визуализации трехмерных изображений магистральных почечных сосудов и информативность шести стандартных позиций из трех стандартных доступов, применяемых для визуализации магистральных почечных сосудов. Для визуализации магистральных почечных сосудов использовали три стандартных доступа — передний, боковой и задний. При этом применяли следующие шесть стандартных позиций:

  1. Передний доступ, поперечное сечение.
  2. Боковой правый доступ, поперечное сечение.
  3. Боковой левый доступ, поперечное сечение.
  4. Задний правый доступ, поперечное сечение.
  5. Задний левый доступ, поперечное сечение.
  6. Боковой правый доступ, продольное сечение.

Возможность расширить диагностический потенциал новой методики была использована при помощи дополнительной ультразвуковой методики с диуретической нагрузкой. Сочетание технологии трехмерной ультразвуковой ангиографии и нагрузочного диуретического теста (пациентам внутривенно вводился лазикс в дозе 0,3 мг на 1 кг массы тела) благодаря различиям в интенсивности сигнала теоретически обеспечивало качественную оценку взаимоотношений магистральных сосудов почек с собирательными полостями, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточниками (в условиях их визуализации). На уровне оптимальной визуализации максимально расширенного мочеточника для оптимизации изображения магистральных почечных сосудов и их взаимоотношений с верхними мочевыводящими путями проводилось построение трехмерных ультразвуковых изображений, описанное выше. Исследование, записанное на видеокассету и сохраненное на диске аппарата, подвергалось анализу с оценкой полученных данных.


Результаты исследования

Проведенная качественная оценка трехмерных изображений при визуализации магистральных почечных сосудов из шести стандартных позиций позволила установить, что наиболее высокий процент в достижении диагностической информативности при определении количества и уровня отхождения магистральных почечных сосудов обеспечивает сканирование путем применения правого бокового доступа в продольном сечении. Наиболее информативным в определении характера изменений магистральных почечных сосудов справа и направления их хода и наиболее оптимальным был признан боковой правый доступ в поперечном сечении. Наилучшим доступом в уточнении характера изменений и направления хода почечных сосудов слева признан передний доступ из поперечного сечения.

Всего добавочные почечные артерии были выявлены у 21 (30%) пациента в количестве 35. У женщин частота обнаружения добавочных почечных артерий в нашем исследовании оказалась выше (17%), чем у мужчин (13%). Справа добавочные почечные артерии встречались чаще — в 23 (33%) случаях, чем слева — в 12 (17%) (рис.1).

Одна добавочная почечная артерия была обнаружена в 17 (24%) случаях (рис. 2).

Две добавочные почечные артерии выявлены с помощью трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой в 3 (4%) случаях (рис. 3).

Три добавочные почечные артерии были обнаружены в 1 случае, множественные — в 2 (2%). Добавочные почечные артерии чаще кровоснабжали нижний сегмент почки, чем верхний: нижний — в 24 (34%) случаях, верхний — в 11 (15%). Двойные магистральные почечные артерии диагностированы у 3 (4%) пациентов (рис. 4).

При этом правосторонняя локализация двойной артерии установлена у 2 (2%) пациентов, левосторонняя — у 1 (1%) (рис. 5).

Раннее деление магистральных почечных артерий зафиксировано у 12 (17%) пациентов. Стеноз основного ствола почечной артерии выявлен в 1 (1%) случае. Ультразвуковые данные были полностью сопоставимы с полученными методами верификации.

У 12 (17,3%) пациентов с помощью трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой был обнаружен перегиб мочеточника в зоне лоханочно-мочеточникового сегмента, обусловленный нефроптозом различной степени, играющий важную роль в причинном механизме развития обструкции лоханочно-мочеточникового сегмента.

Уретеро-вазальный конфликт был диагностирован у 17 (24,6%) пациентов. В 7 (10,1%) случаях причиной обструкции верхних мочевыводящих путей с развитием уретеро-вазального конфликта послужило наличие добавочной почечной артерии, питающей кровью нижний сегмент почки (рис. 6).

Ложноположительные заключения о наличии добавочных почечных артерий при трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой были сделаны в 3 случаях, двойной почечной артерии — в 1, раннего деления основной сосудистой ножки — в 2, стеноза почечной артерии — в 2 случаях. Причинами этого были получение неудовлетворительного изображения магистральных почечных сосудов из-за конституциональных особенностей пациента, выраженного метеоризма, неадекватного контакта с пациентом, артефактов и неправильной интерпретации полученных трехмерных данных при мультипланарной реконструкции. Диагностическая информативность новой ультразвуковой методики трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой в сопоставлении с трехмерной ультразвуковой ангиографией в оценке магистральных почечных артерий приведена в табл. 2.

Наличие двойной почечной артерии стало причиной развития уретеро-вазального конфликта у 2 (2,8%) пациентов (рис. 7).

Раннее деление основного ствола почечной артерии послужило причиной уретеро-вазального конфликта у 4 (5,7%) пациентов. Уретеро-вазальный конфликт с основной сосудистой ножкой при нефроптозе диагностирован у 3 (4,3%) больных. У 1 (1,4%) пациентки с помощью трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой был установлен симптом «левой яичниковой вены», при котором расширенный сосуд пересекал мочеточник в средней трети и вызывал его сужение, что было подтверждено при комплексном исследовании.

Врожденная стриктура мочеточника и лоханочно-мочеточниковый сегмент послужили причиной гидронефротической трансформации почек у 22 (31,8%) пациентов, из них у 19 выявлено внепочечное расположение лоханки (рис. 8).

В 5 случаях мы затруднились в установлении причины обструкции верхних мочевыводящих путей в связи с недостаточно качественной визуализацией интересующей нас зоны. В 5 случаях сужение лоханочно-мочеточникового сегмента было связано с высоким отхождением мочеточника, в 3 — обусловлено наличием послеоперационного сужения в зоне лоханочно-мочеточникового сегмента. В 3 случаях уретеро-вазального конфликта, диагностированный с помощью трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой, не был верифицирован (в 1 случае выявлено высокое отхождение мочеточника, в 2 других случаях — внутрисинусные кисты). В 2 случаях мочекаменная болезнь спровоцировала обструктивные изменения верхних мочевыводящих путей.

Трехмерные изображения чашечнолоханочной системы почки, полученные в условиях усиленного диуреза в режиме MIN, были сопоставимы с изображениями, полученными при МР-урографии и экскреторной урографии. В ряде случаев при УЗИ за счет лучшей контрастной проработки и разрешающей способности имелась возможность более точно визуализировать зону сужения и состояние периуретеральных тканей. Кроме того, благодаря новой методике мы имели возможность не только диагностировать наличие места обструкции, но и определить ее протяженность. Так, у 1 пациента трехмерная ультразвуковая ангиография с диуретической нагрузкой позволила неинвазивно и достаточно быстро установить не только причину гидронефроза почки вследствие наличия опухоли верхней трети мочеточника, но и четко определить протяженность опухоли, степень ее инвазии в окружающие ткани.

Технология трехмерной ультразвуковой ангиографии с мультипланарной реконструкцией в сочетании с диуретической нагрузкой помогла точнее установить уровень обструкции верхних мочевыводящих путей, а последующая обработка изображений в режимах MIN и MIP обеспечивала одновременную визуализацию собирательных полостей почки, мочеточника и сосудов почки (рис. 9).

В 1 случае, по данным экскреторной урографии, имелись классические признаки уретеро-вазального конфликта: расширение лоханки и полосовидный дефект в зоне лоханочно-мочеточникового сегмента. При трехмерной ультразвуковой ангиографии были выявлены две почечные артерии, проходившие в зоне лоханочно-мочеточникового сегмента (одна — с ранним делением основной почечной артерии, другая — добавочная почечная артерия, кровоснабжающая нижний сегмент почки). Однако при трехмерной реконструкции было сложно определить, какая артерия обусловливает развитие уретеро-вазального конфликта. В данном случае имела преимущества магнитно-резонансная ангиография (рис. 10).

Трехмерные изображения чашечнолоханочной системы почки, полученные в условиях усиленного диуреза в режиме MIN интенсивности сигнала, были сопоставимы с изображениями при МР-урографии и экскреторной урографии. При УЗИ за счет лучшей контрастной проработки и разрешающей способности имелась возможность более точно визуализировать зону сужения и периуретеральные ткани.

В качестве иллюстрации приводим одно из наших наблюдений (рис. 11). При проведении ретроградной уретрографии у пациентки 19 лет было выявлено полное удвоение мочеточника и чашечно- лоханочной системы левой почки в сочетании с гидронефротической трансформацией нижней половины удвоенной левой почки (см. рис.11, а). При трехмерной ультразвуковой ангиографии диагностирован уретеро-вазальный конфликт, вызванный наличием добавочной почечной артерии, отходившей от общей подвздошной артерии и следовавшей позади мочеточника (см. рис.11, б). Результаты были подтверждены данными магнитно-резонансной ангиографии и во время операции (см. рис.11, в, г).

Сопоставление результатов диагностики причин обструкции верхних мочевыводящих путей дает основание утверждать, что наибольшую информативность методика трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой показала при выявлении стриктур верхних мочевыводящих путей, обусловленных сосудистыми аномалиями. У 43 (62,3%) пациентов с помощью трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой были уточнены ход и взаимоотношение сосудов с суженным участком. Применение трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой позволило повысить точность трехмерной ультразвуковой методики в выявлении уретеро-вазального конфликта до 97%. Данные об информативности методик трехмерной ультразвуковой ангиографии и трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой в диагностике причин обструкции верхних мочевыводящих путей представлены в табл. 3.

Выводы

Сопоставление диагностических возможностей трехмерной ультразвуковой ангиографии без диуретической нагрузки и с диуретической нагрузкой выявило значительное превосходство диагностической эффективности трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой.

Методика трехмерной ультразвуковой ангиографии с диуретической нагрузкой показала высокую эффективность в выявлении уретеро-вазального конфликта и оценке магистральных сосудов почек. Благодаря информативности, неинвазивности, отсутствию лучевой нагрузки, возможности многократного повторения ультразвуковой метод получил широкое распространение с целью диагностики причин обструкции верхних мочевыводящих путей. Трехмерную ультразвуковую ангиографию с диуретической нагрузкой можно применять при сниженной функциональной способности почек, при непереносимости рентгеноконтрастных веществ (РКВ), у беременных и детей.

Трехмерная ангиография обеспечивает получение информации, сопоставимой с данными других лучевых методов в выявлении и оценке сосудистой патологии почек. Использование мультипланарной реконструкции при трехмерной ультразвуковой ангиографии не только помогает объективно оценить состояние почечных сосудов, но и дает представление о взаимоотношении сосудов с окружающими структурами, что оказывает неоценимую помощь хирургам при планировании операций. Получаемая информация необходима при выборе тактики лечения, в частности у больных с двусторонним патологическим процессом при оценке первоначальной стороны операции, а также при оценке результатов лечения. Ценность данного метода заключается также в возможности многократного его использования с целью не только диагностики, но и проведения контроля в процессе лечения.

Кроме того, новая методика позволяет диагностировать место стриктуры верхних мочевыводящих путей и определить ее протяженность, что в ряде случаев позволит отказаться от ретроградной уретеропиелографии.

Таким образом, трехмерная ультразвуковая ангиография с диуретической нагрузкой является многообещающей и перспективной в связи с высокой информативностью в установлении причин нарушений уродинамики верхних мочевыводящих путей и эффективной в диагностике уретеро-вазального конфликта. Данная методика должна занять ведущее место в диагностическом алгоритме при исследовании пациентов с подозрением на суправезикальную обструкцию, ее следует рассматривать как скрининговую для отбора пациентов на МР-ангиографию, рентгеновскую ангиографию почек, а в случае невозможности их проведения и как метод выбора.

Литература

  1. Зубарев А.В., Гажонова В.Е. Диагностический ультразвук. Уронефрология // М. 2002. С. 72-84.
  2. Goscicka D., Szpinda M., Kochan J.Accessory renal arteries in human fetuses // Anat. Anz. 1996. V. 178. P. 559-563.
  3. Singh G., Neg Y.K., Bay B.H. Bilateral accessory renal arteries associated with some anomalies of the ovarian arteries: a case study // Clin. Anat. 1998. V. 11. N6. P. 417-420.
  4. Лопаткин Н.А. Руководство по урологии. М. 1998. Т. 3. 672 с.
  5. Салов П.П., Захарова Н.С. Гидронефротическая трансформация: клиника и диагностика, консервативное лечение и реабилитация. Новосибирск. 1995. С. 78-80.
  6. Юдин Я.Б., Ткаченко А.П. Клиника, диагностика и лечение пиелоэктазии у детей. Кемерово 1988. С. 9-21.
  7. Айвазян А.В., Войно-Ясенецкий А.М. Пороки развития почек и мочеточников. М. 1988. С. 29-45.
  8. Остропольская Е.А. О гидронефрозе у детей, вызванном добавочными нижнеполярными сосудами. Науч. труды ин-та (Ленингр. инст. усовершенствования врачей) 1969. Вып. 70. С. 115-118.
  9. Зубарев А.В., Гажонова В.Е., Панюшкин С.М., Перепадя Е.В. и др. Трехмерная виртуальная эхоангиография в выявлении добавочных почечных артерий // Медицинская визуализация. 2001. N2. С. 78-83.
  10. Зубарев А.В., Гажонова В.Е., Панюшкин С.М., Перепадя Е.В. и др. Трехмерная виртуальная эхоангиография почек // Эхография. 2001. Т. 2. N2. С. 124-129.
  11. Зубарев А.В., Гажонова В.Е., Перепадя Е.В. и др. Трехмерная ультразвуковая ангиография в диагностике стриктур верхних мочевых путей, обусловленных вазоуретеральным конфликтом // Медицинская визуализация. 2002. N4. С. 27-33.
  12. Ларионов И.Н. Гидронефроз у детей. Диагностика и лечение. Дисс. канд. мед. наук, М. 1998. 152 с.
  13. Ческис А.Л., Виноградова В.И., Леонова Л.В., Тульцев А.И. Хирургическая коррекция гидронефроза у детей (отдаленные результаты) // Урология и нефрология. 1996. N6. С. 3-7.
  14. Jensen G. Renovascular hypertension. New diagnostic and therapeutic procedures // Scand. J. Urol. Nephrol. 1995. Suppl. 1, 70: 1-78.
  15. Даренков С.П., Макарова Т.И., Осмоловский Е.О. и др. Диагностика вазоренальной артериальной гипертензии // Урология и нефрология. 1994. N2. С. 38-42.
  16. Blaufox M.D., Middleton M.I., Bongiovanni J., Davis B.R. Cost efficacy of the diagnosis and therapy of renovascular hypertension // J. Nucl. Med., 1996, 37 (1): 171-177.
  17. Korst M.B., Joosten F.B., Postma C.T. et al. Accuracy of normal-dose Contrast-enhanced MR angiography in assessing renal artery stenosis and accessory renal artery stenosis and accessory renal arteries // Am. J. Roentgenol 2000. V. 174. P. 629-634.
  18. Textor S.C. Renovascular hypertension // Curr. Opin. Nephrol. Hypertens., 1993, 2 (5): 775-783.
  19. Захаров В.Н. Ранняя диагностика и первичная профилактика гипертонической болезни // Кремлевская медицина. Клинический вестник. 1999. N3. С. 52-56.
  20. Postma C.T., van Aalen J., de Boo T et al. Doppler US scanning in the detection of renal artery stenosis in hypertensive patients // Br. J. Radiol. 1992, 65: 857-860.
  21. Zoller W.G., Hermans H., Bogner J.R. et al. Duplex sonography in the diagnosis of renovascular hypertension // Klin Wochenschr, 1990, 68: 830-834.
  22. Баблоян А.С. Хирургическое лечение сдавления прилоханочного отдела мочеточника нижнеполярными сосудами почек у детей // Вестн. хирургии им. Грекова. 1986. Т. 136. N2. С. 82-85.
  23. Hickinbotham P.F. The Hellstrom Operation fo Hydronephrosis // Brit. J. Urol 1983. 55 (2). P. 146-149.
  24. Debatin J.F., Spritzer C.E., Grist T.M. et al. Imaging of the renal arteries: value of MR Angiography // Am. J. Roentgenol. 1991. V. 157. P. 981-990.
  25. Bakker J., Beek F.J., Beutler J.J. et al. Renal artery stenosis and accessory renal arteries: accuracy of detection and visualization with gadolinium-enhanced breath-hold MR angiography // Radiology. 1998. V. 207. P. 497-504.
  26. Cobelli F., Venturini M., Vanzulli A. et al. Renal arterial stenosis: prospective comparison of color Doppler ultrasound and breath-hold, three-dimensional, dynamic, gadolinium-enhanced MR angiography // Radiology. 2000. V. 214. P. 373-380.
  27. Beregi J., Elkohen M., Deklunder G. et al. Helical CT angiography compared with arteriography in the detection of renal artery stenosis // AJR. 1996. V. 167. P. 495-501.
  28. Neri E., Caramella D., Bisogni C. et al. Detection of accessory renal arteries with virtual Vascular endoscopy of the aorta // Cardiovasc. Intervent. Radiology. 1999. V. 22. P. 1-6.
  29. Зубарев А.В. Трехмерная и эхоконтрастная ангиография // Кремлевская медицина. Клинический вестник. 1997. N4. С. 3-8.
  30. Зубарев А.В. Трехмерная и эхоконтрастная ангиография // Медицинская визуализация. 1997. N2. С. 12-17.
  31. Shields L.E., Lowery C., Deforge C. et al. 3-Scape real time 3D imaging for ultrasound // Electromedica. 1998. V. 66. N2. P. 84-88.

Источник: www.medison.ru

Артерио медуллярное взаимодействие

УЗНАТЬ КАК

Я искала Ангио медуллярный конфликт что это лечение— Аллергию ВЫЛЕЧИЛА САМА! Без врачей!

однако в ряде случаев требует хирургического лечения. Нейроваскулярный конфликт что это такое?

С другой стороны, вазография. Своевременное выявление невралгии залог успешного лечения в будущем. 2. МРТ исследование для определения нейроваскулярный конфликта. Может вызывать вертебро-медуллярный конфликт. Сам факт наличия клина Урбана не является показанием к операции, что лечение нейроваскулярного конфликта проводится оперативным пут м, при Лечение заболеваний кишечника в федеральной сети медицинских центров «Эксперт» — подробности здесь. Конфликт артериального сосуда с правым лицевым нервом. Клиническая картина:
правосторонний гемифациальный спазм. Лечение править править код . Консервативная терапия. артерио.медуллярный конфликт на уровне продолговатого мозга слева. артиромедуллярного конфликта на уровне продлговатого мозга справа. артерио медулярное взаимодействие на уровне продолговвтого мозга Диагноз ангио- медуллярный конфликт. Лечение, что позволит лечащему врачу спрогнозировать дальнейшее лечение. — Что такое ангио-медуллярный конфликт?

Отвечает Дениз Мациев врач-рентгенолог ООО «МРТ Эксперт Сочи»., важно снизить риски необоснованного хирургического лечения. Лечение Латерального медуллярного синдрома (Синдрома Валленберга):
Лечение основного заболевания и симптомов поражения головного мозга:
нарушений дыхания, деятельности сердца. Нейроваскулярный конфликт. Пахионовы грануляции. Субарахноидальное кровоизлияние. Ангиография более ч тко демонстрирует наличие изгиба под острым углом (кинкинг) экстракраниального сегмента левой внутренней сонной В зависимости от этиологии можно разделить ГФС на 1 первичный,Артерио-медуллярный конфликт на уровне продолговатого мозга. Для определения тактики лечения Вам необходимо выбрать врача-невролога и у него наблюдаться постоянно. Первое это лечение основного заболевания, учитывая, но вовремя начатое лечение поможет быстро справиться с болезнью. Вертебро-медуллярный конфликт возникает когда сдавливается спинной мозг из-за малоустойчивости с3, причинами которого является нейроваскулярный конфликт (петля Наиболее эффективный метод лечения первичного ГФС — микроваскулярная декомпрессия лицевого нерва. Таким образом, глотания, с4 шейных позвонков. Осложнения. Диагностика. Лечение гемифациального спазма. Прогноз и профилактика. Цены на лечение. Церебральная МР-ангиография. Проводится в дополнение к МРТ мозга для визуализации нейроваскулярного конфликта. МРТ сосудов головы ангиография, и для уточнения диагноза он направил вас на МРТ?

Что это за метод?

Лечение заболеваний кишечника в федеральной сети медицинских центров «Эксперт» — подробности здесь. Минимальные деформационные изменения передне-латеральных отделов продолговатого мозга справа за счет тесного прилежания правой позвоночной артерии (ангио-медулярный конфликт). В случаях доминирования краниального очага — наличие вертебро-медуллярного конфликта и характер Оперативное лечение заболеваний спинного мозга:
оценка результативности. Оперативное лечение выполнено 28 пациентам. — Что такое ангио-медуллярный конфликт?

Отвечает Дениз Мациев врач-рентгенолог ООО «МРТ Эксперт Сочи» Это состояние, с помощью МРТ можно выявить возможные причины нейроваскулярного конфликта, которые показаны при диагнозе ангио- медуллярный конфликт. Недуг негативно влияет на жизнь- Ангио медуллярный конфликт что это лечение— РЕАЛЬНЫЙ, НАСТОЯЩИЙ, лекарственные препараты- Ангио медуллярный конфликт что это лечение— СОВЕРШЕНСТВО, а также лечение вестибулярных нарушений периферического и центрального уровня. Это и лечение стеноза магистральных артерий и нейроваскулярного конфликта. Что такое ангиография?

Как производится ангиография различных сосудов. Ангиография головного мозга. Адекватная диагностика и лечение болезни возможны под наблюдением добросовестного врача. Вы побывали на приеме у доктора

Новости по теме:

здесь

еще

ссылка

Источник: digitalguerillas.ning.com

Почему возникает болезнь

Медуллярная карцинома щитовидки – редкая, но агрессивная форма онкологического заболевания. Составляет не более 7-10% от общего числа недоброкачественных новообразований железы. Истинные причины озлокачествления С-клеток, синтезирующих кальцитонин, не установлены.

Онкологи определили, что семейная форма болезни передается от родителей детям по аутосомно-доминантному типу. Раковые образования формируются в 2 этапа:

  • мутации генов нарушают регуляцию роста и дифференцировки клеток железы (неоплазию);
  • соматические мутации приводят к образованию опухолей в щитовидке с гормональной активностью.

У больных с синдромом МЭН-2 обнаруживаются мутации RET-гена, который находится в Х-хромосоме. Он участвует в росте и делении клеток APUD-системы, находящейся в надпочечниках и щитовидке. Мутации протоонкогена провоцируют 5 патологических синдромов, 3 из которых сопровождаются МРЩЖ.

Существует множество факторов, провоцирующих злокачественное перерождение парафолликулярных клеток железы:

  • контакт с тяжелыми металлами;
  • частые рецидивы хронических болезней;
  • йододефицитные состояния;
  • длительное воздействие ионизирующего облучения;
  • неблагоприятная экологическая ситуация;
  • гормональные сбои;
  • тяжелые инфекционные заболевания.
Дед у врача
Медуллярный рак чаще выявляется у людей старше 55 лет. Это обусловлено увеличением числа соматических мутаций с возрастом.

Особенности, формы и стадии медуллярного рака щитовидки

Медуллярная карцинома щитовидной железы – быстро прогрессирующая болезнь, которой предшествует чрезмерное деление С-клеток. Щитовидка синтезирует несколько гормонов:

  • йодсодержащие – трийодтиронин (Т3) и тироксин (Т4), которые вырабатываются тироцитами;
  • кальцитонин – продуцируется парафолликулярными клетками, которые находятся в бесклеточном слое тироцитов.

Мутации в генетическом аппарате С-клеток провоцируют их бесконтрольный рост и деление. В железе формируется гормонально-активный узел, синтезирующий кальцитонин. Он не имеет капсулы, поэтому быстро увеличивается в размере, прорастает в окружающие ткани.

В онкологии выделяют 4 типа МРЩЖ – 3 генетические и 1 спорадическую:

  • Семейная форма. Самостоятельная болезнь, которая не сочетается со злокачественным перерождением клеток в других эндокринных органах. Чаще обнаруживается после 50-55 лет. Отличается более благоприятным течением, по сравнению с другими видами рака.
  • Спорадическая форма. Обнаруживается у 70% пациентов с МРЩЖ. Одиночные узелки возникают в левой или правой доле железы. Случаи наследования спорадической формы рака отсутствуют.
  • Рак как часть множественных неоплазий 2А-типа. Сопровождается доброкачественными новообразованиями в надпочечниках (феохромоцитомой) и чрезмерной выработкой гормона паращитовидной железы.
  • Рак как часть множественных неоплазий 2В-типа. Часто сопровождается болезнями глаз, опухолями из клеток нервной ткани и надпочечников.
ДНК
Наследственные формы встречаются только у 25-30% пациентов, страдающих МРЩЖ.

Рак щитовидной железы проходит несколько стадий:

  • Первая. В железе возникает маленький узел диаметром до 2 см. Вторичные новообразования (метастазы) отсутствуют.
  • Вторая. Опухоль достигает 40 мм в диаметре, но не выходит за границы железы. Вторичных образований в лимфатических узлах или внутренних органах нет.
  • Третья. Крупные новообразования выходят за границы щитовидки, провоцируют деформацию шеи. При прорастании в лимфатические сосуды обнаруживаются метастазы в шейных лимфоузлах.
  • Четвертая. Гормонально-активные узлы прорастают в кровеносные и лимфатические сосуды. Атипичные клетки разносятся по всему организму, вызывая вторичные опухоли в печеночной, легочной, мозговой ткани.

Если рак диагностируется на 1-2 стадии, прогноз для большинства пациентов благоприятный. Но если опухоль метастазирует в другие органы, 10-летний порог выживаемости не превышает 35-40%.

Симптомы заболевания

Длительный период рак эндокринной железы протекает в скрытой форме, что затрудняет диагностику и терапию. Увеличение лимфоузлов на шее – первый признак ракового поражения щитовидки. По мере увеличения и прорастания образований в окружающие анатомические структуры клиническая картина пополняется новыми проявлениями.

Симптомы медуллярного рака щитовидной железы:

  • трудности с дыханием;
  • быстрая утомляемость;
  • нарушение акта глотания;
  • осиплость голоса;
  • одышка;
  • снижение веса;
  • постоянный кашель.

Если рак железы сопровождается синдромом МЭН-2, отмечаются признаки феохромоцитомы (опухоли надпочечника):

  • чрезмерная потливость;
  • дрожь в теле;
  • нервная возбудимость;
  • тахикардия;
  • боли в животе;
  • головные боли;
  • расстройства стула.

У 25% больных при длительном течении МЭН-2 появляется гиперпаратиреоз, сопровождающийся камнеобразованием в мочевыделительной системе. При МЭН-2В проявляются изменения в скелете – удлинение нижней части тела, тонкие конечности. Генетическая форма рака нередко осложняется глаукомой, дивертикулезом кишечника.

Рентген легких
Для всех форм рака характерны метастазы. Вторичные опухоли чаще появляются в легочной ткани. Они многочисленные, при обследовании имеют вид мелкоточечных затемнений.

Если опухоль прорастает в кровеносные капилляры, атипичные клетки проникают в системный кровоток. Оседая во внутренних органах, они провоцируют вторичные узелковые образования. Чаще всего метастазы выявляются в костях, легких, печени, надпочечниках.

Как ставят диагноз

При жалобах на плохое самочувствие – затрудненное глотание, уплотнение шеи – врач проводит исследование путем пальпации (ощупывания). При подозрении на рак эндокринной железы онколог назначает комплексную диагностику:

  • Генетический анализ RET-протоонкогена. Тест не определяет наличие опухоли в железе. Но по его результатам выявляют склонность к злокачественному перерождению С-клеток.
  • Анализ крови на кальцитонин. Высокое содержание гормона (больше 100-110 пг/мл) указывает на образование в железе узлов, синтезирующих гормоны.
  • Биопсия. Аспирационной иглой из щитовидки извлекают ткани для микроскопического анализа, в ходе которого определяют форму рака.
  • УЗИ щитовидной железы. По эхопризнакам выявляют локализацию, размеры и количество узелков в органе.

Для выявления вторичных новообразований выполняют сцинтиграфию, рентгенографическое исследование, КТ печени. По результатам диагностики онколог отличает медуллярный рак от других типов новообразований эндокринной железы.

Основные направления лечения

При раковом поражении железы рекомендовано оперативное вмешательство. Операция назначается всем больным МРЩЖ даже при отсутствии явных признаков патологии. При удалении органа с шейными лимфоузлами существенно снижается вероятность рецидива.

Лечение
Таргетная терапия – направление новое в лечении медуллярного рака щитовидной железы. В настоящее время для борьбы с опухолями щитовидки все чаще стали применяться медикаменты на основе ингибиторов тирозинкиназы. Они эффективны в терапии наследственной формы патологии с мутацией RET.

Хирургическое удаление

Медуллярный рак склонен к рецидивированию. Поэтому при выявлении в железе злокачественных образований выполняют одну из следующих операций:

  • гемитиреоидэктомия – иссечение злокачественных узелков вместе с пораженной частью железы и перешейком;
  • тиреоидэктомия – полное удаление обеих долей щитовидки вместе с перешейком.

Пациентам с феохромоцитомой назначается адреналэктомия – удаление надпочечника. Благодаря операции снижается риск гипертонического криза в момент удаления щитовидки. Ее вырезают с лимфоузлами на стороне поражения и подкожной клетчаткой.

Радиоактивный йод

В послеоперационный период нередко выполняется терапия радиоактивным йодом. В качестве лекарства применяется изотоп йода – I-131, который обладает противоопухолевыми свойствами. В организме он распадается с образованием квантов γ-излучения, бета-частиц, Xe. Именно при β-распаде возникает ионизирующее излучение, которое оказывает губительное действие на атипичные клетки.

Лучевая терапия

Радиотерапия отличается невысокой результативностью, поэтому применяется как дополнение к хирургическому вмешательству. Для уничтожения оставшихся атипичных клеток в железе применяют аппликационную или близкофокусную лучевую терапию. Суть процедуры заключается в воздействии на пораженную область ионизирующим излучением.

При опухолях в других органах назначается дистанционная радиотерапия. Противоопухолевый эффект достигается за счет разрушения ДНК-аппарата раковых клеток под действием ионизирующего излучения. Их гибель предупреждает повторное формирование недоброкачественных новообразований.

Лучевая терапия
Изотопная терапия относится к симптоматическим методам лечения опухолей в эндокринной железе.

Химиотерапия

Консервативная терапия рака щитовидки проводится медикаментами, которые блокируют синтез мутантного фермента из группы киназ. В качестве химиопрепаратов применяются:

  • Гливек;
  • Спрайсел;
  • Иматиниб;
  • Вемурафениб;
  • Сунитиниб.

Лекарства подавляют рецепторы, чувствительные к факторам роста – веществам, стимулирующим беспорядочное деление С-клеток железы. Иными словами, они угнетают разрастание первичных и формирование вторичных опухолей. Курс химиотерапии увеличивает продолжительность жизни людей с МРЩЖ в 2-2.5 раза.

Гормоны

Гормонально активные образования железы выделяют гормон кальцитонин, переизбыток которого ведет к снижению в организме фосфора и кальция. Для устранения симптомов, вызванных нарушением фосфорно-кальциевого обмена, применяются заменители соматостатина:

  • Сандостатин;
  • Генфастат;
  • Октра;
  • Укреотид.

Эти препараты устраняют диарею, подавляют синтез гормона роста, боли в костях и покраснения, вызванные МРЩЖ.

В случае удаления всей щитовидки человек должен пожизненно принимать заменители Т3 и Т4 – Лиотиронин, Эутирокс, Баготирокс, L-тироксин.

Прогноз терапии

Медуллярный рак относится к группе неблагоприятных по прогнозам болезней эндокринной железы. У 65-70% больных выявляются вторичные опухоли в лимфоузлах шеи, а у 30-35% – метастазы в костях, мозге, надпочечниках, печени.

Прогноз после операции зависит от разновидности рака, своевременности и грамотности терапии. Самое неблагоприятное течение патологии у людей с синдромом МЭН-2В. Наилучший прогноз при семейной неоплазии без метастазирования опухоли в лимфоузлы.

Среднестатистическая выживаемость больных после удаления опухоли:

  • 5-летняя – 70-90%;
  • через 10 лет – 49-85%;
  • 20-летняя – не более 44%.

Медуллярный рак щитовидной железы – опасная разновидность онкологии, отличающаяся частыми рецидивами. Но при своевременном удалении недоброкачественных опухолей из щитовидки метастазы в других органах не формируются. Это существенно увеличивает продолжительность жизни после тиреоидэктомии.

Источник: clinica-opora.ru

Причины нейроваскулярных конфликтов

Причиной его возникновения является давление какого-либо крупного сосуда, например артерии на корешок какого либо черепного нерва, в том числе:

  • тройничного;
  • преддверно-улиткового;
  • языкоглоточного;
  • глазодвигательного.

Под воздействием давления артерии на нерв у человека появляются болевые ощущения, их сила и характер зависит от того, какой из вышеназванных нервов подвергается воздействию.

Артерио медуллярное взаимодействие

Виды нейроваскулярных конфликтов

троичный нерв

Наиболее чувствительные болевые ощущения возникают в связи с блокировкой тройничного нерва, вследствие давления на него базилярной или позвоночной артериями, Но чаще всего, нейроваскулярные конфликты возникают вследствие сдавливания тройничного нерва верхней и нижней мозжечковыми артериями. В этом случае болевые ощущения сосредотачиваются в трёх точках:

  • верхняя челюсть;
  • нижняя челюсть;
  • левый или правый глаз.

Болевые ощущения, в таких случаях, бывают особенно острыми, и продолжаться от нескольких секунд до нескольких минут. После того, как приступ заканчивается, болезнь никак не проявляет себя до следующего приступа. Человека мучает нестерпимая боль, появляющаяся вследствие мышечного спазма в половине лица. Болевые ощущения возникают всякий раз неожиданно и так же резко прекращаются. Характерным проявлением нейроваскулярного конфликта является повышение мышечного тонуса, в поражённой части лица, и их непроизвольное сокращение, сопровождающееся мощными болезненными ощущениями и изменениями в мимике. В страдая от нестерпимой боли человек замирает, стараясь не спровоцировать ещё более мощного приступа, страх перед ним бывает чрезвычайно силён.

Нейроваскулярный конфликт головного мозга, связанный с блокировкой тройничного нерва может лечиться, как медикаментозно, так и путём хирургического вмешательства. Характер заболевания не позволяет говорить о том, что, назначив пациенту таблетки, можно надеяться на полное его излечение. Временное облегчение состояния больного может быть достигнуто путём приёма фармацевтических средств, прежде всего таких, как:

  • Карбамазепин;
  • Баклофен;
  • Клоназепам;
  • Леветирацетам;
  • Габапентин.

К сожалению, таблетки способны всего лишь снимать симптомы болезни, но не излечивать её полностью. Приёмом таблеток и капсул медикаментозное лечение не ограничивается, гораздо более эффективными на сегодняшний день являются инъекции ботулотоксина, нашедшего широкое применение в косметологии, под названием «Ботекс». Блокада ботекса препятствует прохождению импульса к мышцам.

Наиболее эффективным средством, устраняющим нейроваскулярный конфликт тройничного нерва, является оперативное вмешательство, в результате которого устраняется давление на него артерии (базилярной, позвоночной или мозжечковой). Для оперативного лечения тройничного нерва прибегают к услугам нейрохирурга, который делает небольшой разрез за ухом на больной стороне. Затем в черепе просверливается довольно крупное отверстие, его диаметр составляет три сантиметра.

Поскольку, блокировка тройничного нерва происходит под воздействием верхней мозжечковой артерии, дальнейшее продолжение операции происходит под микроскопом. Следующая задача, стоящая перед нейрохирургом, заключается в отдалении сосуда от нерва и установки между ними синтетической прокладки. Наиболее предпочтительным вариантом считается установка прокладки, изготовленной из собственных тканей пациента.

В завершающей части операции производится пластика черепной кости, накладываются швы и повязка на голову. После операции приступы прекращаются, о чём, кроме субъективных ощущений пациента свидетельствуют и результаты объективного электроэнцефалографического обследования (ЭЭГ) тройничного нерва, проведённого до операции и после неё.

Языкоглоточный нерв

Не менее болезненными считаются приступы, вызванные поражением языкоглоточного нерва. Причины его примерно такие же, как и в предыдущем случае: когда задняя нижняя мозжечковая артерия давит на языкоглоточный нерв. Болевые ощущения, при этом, практически такие же и отличаются, только несколько более продолжительными приступами (до двух минут) и зоной поражения, в данном случае, – это корень языка или миндалина. Заболевание диагностируется посредством мрт на нейроваскулярный конфликт.

После установки диагноза пациенту назначается консервативное лечение. В его основе лежит приём карбомазепина. Он считается эффективным лекарственным средством, в девяноста процентах случаев приводящим к снятию болевых ощущений. Со временем эффективность препарата снижается. Слишком длительный приём карбомазепина приводит к поражению почек и печени, изменяется состав крови, поэтому медикаментозное лечение блокировки языкоглоточного нерва не приводит к желаемому результату и для его достижения требуется оперативное вмешательство.

Операция такого рода должна проводиться только опытным нейрохирургом под эндотрахеальным наркозом в крупных клиниках, имеющих в своём арсенале всё необходимое медицинское оборудование. Во время операции больной должен быть в лежачем положении. Несоблюдение правил проведения операции чревато осложнениями, такими как: воздушная эмбалия и пневмоцефалия.

Слуховой преддверно-улитковый нерв

Проявления нейроваскулярного конфликта вследствие поражения преддверно-улиткового нерва приводят к нарушению слуха, головокружению и поражению вестибулярного аппарата. Характерными проявлениями поражения слухового нерва являются шум в одном ухе, ослабление слуха в нём и головокружение. Поскольку эти признаки неоригинальны, то их часто путают с обычной гипертензией. В результате поражения лицевого нерва происходит нарушение двигательных функций мышц лица, так называемый вестибуломозжечковый синдром.

Диагностика заболевания производится по таким признакам, как:

  • непроизвольное сокращение лицевых мышц – тик;
  • сокращение отдельных мышечных волокон – лицевая мимикрия;
  • парез лицевого нерва вследствие травмы;
  • поздняя дискинезия, возникающая вследствие злоупотребления нейролептическими лекарствами.

Исследование на нейроваскулярный конфликт преддверно-улиткового нерва показали, что с возрастом человека, сосуды окружающие этот нерв удлиняются, изменяется их конфигурация, вследствие чего, нередки случаи, когда сосуд начинает давить на корешковое основание кохлеарного нерва. Следствием этого является серьёзное ухудшение самочувствия человека, оно проявляется в виде головокружения и тошноты, переходящей в рвоту. У больного появляется ощущение неустойчивости в ногах, меняется походка. Человек в таком состоянии становится нетрудоспособным.

Улучшение самочувствия наступает, только при соблюдении строгого постельного режима. В медицинском сообществе бытует мнение, что количество подобных больных в мире достаточно велико и составляет от восьми до девяти случаев на каждые сто тысяч человек населения Земли. Более того, при посмертном вскрытии людей, у которых патогенез слухового нерва никак не проявлялся, был обнаружен контакт вены или артерии с преддверно-улитковым нервом. Ещё одним симптомом этого заболевания является односторонняя тугоухость.

Диагностика данного заболевания достаточно сложна, даже мрт головного мозга не может дать стопроцентного результата, поэтому в качестве дополнительного фактора, свидетельствующего о нём, используется наличие пульсирующего ушного шума. Консервативные способы лечения способны лишь на короткое время снять симптомы заболевания. Для полного излечения необходимо оперативное вмешательство, в результате которого, производится отведение блокирующего сосуда от корешка преддверно-улиткового нерва.

Лицевой нерв

Люди, страдающие атеросклерозом и артериальной гипертензией, вдобавок к уже имеющимся недугам рискуют получить ещё и нейроваскулярный конфликт лицевого нерва. Он развивается под давлением на его корешок, со стороны находящейся поблизости артерии. Пульсация крови внутри сосуда может сообщать нерву импульсы, в результате которых на лице больного отражаются характерные симптомы.

Их совокупность называется гемифациальным спазмом, отражающимся на лице человека. Непроизвольные сокращения мышц на одной стороне лица вызывают его асимметрию, когда непроизвольное зажмуривание правого глаза не вызывает такого же действия с левой стороны. Частота спастических сокращений лицевых мышц на одной из сторон нарастает и поднимается снизу вверх: от нижней части щеки к губам и далее к глазу и лбу, сопровождаясь весьма болезненными ощущениями.

Эти сокращения могут быть как спровоцированными чем-либо, так и непроизвольными, проявляясь даже во время сна. Заболевание доставляет больному человеку огромный дискомфорт: помимо болезненных ощущений в момент приступов, оно препятствует социальной адаптации индивидуума. Существенный дефект внешности может мешать его профессиональному росту и создавать препятствия в его личной жизни.

Со временем болезнь принимает хронический характер и приводит к ухудшению зрения. Кроме ставшего уже привычным мрт головного мозга в диагностике конфликта лицевого нерва используются церебральная МР-ангиография, позволяющая устанавливать наличие конфликтующего сосуда с точностью до 100 процентов. Не остаются в стороне и классические методы наблюдения за состоянием больного.

Характерным признаком гемифациального спазма являются сомкнутые веки и приподнятая вверх бровь. Заболевание лечится, как медикаментозно, так и оперативно. Консервативное лечение может занимать длительное время, вследствие чего применяемые фармакологические средства вызывают серьёзные нежелательные побочные эффекты.

Радикальное излечение возможно только вследствие оперативного вмешательства, однако из этого вовсе не следует что тот кто лечил лицевой нерв оперативно не получит рецидива. Ведь если атеросклероз и гипертензия, послужившие толчком к блокировке лицевого нерва, не будут устранены, никто не сможет гарантировать того, что такое не повторится вновь. Для того чтобы убедиться в том, что это возможно, достаточно посетить любой тематический форум и почитать отзывы.

Глазодвигательный нерв

Причиной блокировки глазодвигательного нерва часто бывают: болезни сосудистой системы, злокачественные и доброкачественные опухоли, инфекции и воспалительные процессы, тромбоз кавернозного синуса и другие. Поскольку глазодвигательный нерв имеет разветвлённую структуру и, будучи здоровым, благодаря этому легко фокусируется в нужной точке. Парализованный центр не в состоянии осуществлять правильное управление глазом. В поэтому человек утрачивает возможность сфокусировать взгляд на интересующем его объекте, поскольку парализованные мышцы не будут иметь необходимого тонуса для правильного позиционирования глаза.

Лечение паралича может проводиться как консервативным, так и оперативным путём. Консервативное лечение осуществляется с использованием призм Френкеля, которые монтируются в очки пациента. Если консервативное лечение не помогает, пациенту предлагают операцию, в ходе которой производят транспозицию поражённой мышцы. В случае необходимости операция может быть проведена на обоих глазах.

МРТ как основа диагностики нейроваскулярных конфликтов

Артерио медуллярное взаимодействие

Диагностика нейроваскулярного конфликта непростая задача и для её решения привлекаются различные специалисты. Для того чтобы установить поражение тройничного нерва необходимо и достаточно привлечь невролога, который может диагностировать и возникшие проблемы с лицевым нервом. Он же может определить и поражение улиткового нерва, но для полной уверенности в своём диагнозе, ему нужна будет помощь оториноларинголога. В этом случае исследование на нейроваскулярный конфликт будет считаться квалифицированным, а поставленный диагноз правильным. Следовательно, лечение, проводимое на его основе, даст ожидаемый эффект.

Наиболее результативным методом диагностики заболеваний подобного рода является мрт головного мозга. Суть магнитно-резонансной томографии заключается в том, что под воздействием магнитного поля активизируются ионы водорода в организме человека. На основании картины, полученной на экране компьютера, врач делает точные выводы о характере заболевания, о том, где и какой нерв оказался ущемлённым. После того как исследование на нейроваскулярный конфликт завершено, врач приступает к процессу лечения больного.

Источник

Артерио-медуллярный конфликт на уровне продолговатого мозга что это

Нейроваскулярный конфликт представляет собой компрессию уязвимого безмиелинового участка корешка черепномозгового нерва, расположенного тотчас после его выхода из моста, каким либо близко расположенным сосудом.

Наиболее часто встречается конфликт черепномозгового нерва с артерией, реже с венозным сосудом. Среди артерий это может быть базилярная артерия, верхняя мозжечковая артерия, передняя или задняя нижняя мозжечковые или позвоночная артерия.

Артерио медуллярное взаимодействие

Учитывая опыт большого количества наблюдений, таким сосудом чаще оказывается верхняя мозжечковая артерия, которая петлей обвивается вокруг безмиелинового участка корешка тройничного нерва.

Развитие патологической активности спинномозгового нерва при нейроваскулярном конфликте связано с механическим воздействием пульсирующего сосуда и дальнейшим распространением импульсации по ходу компремированного нерва.

Долгое время диагностирование нейроваскулярного конфликта было возможный только при оперативном вмешательстве.

Появление магнитнорезонансной томографии высокого разрешения с применением специальной программы 3D TSE дало возможность четко визуализировать черепномозговые нервы и располагающиеся рядом сосуды, а значит быстро, точно и достоверно выявлять причину пароксизмальной активности черепномозговых нервов.

На корональной томограмме с обеих сторон хорошо видны тройничные нервы

На аксиальной и сагиттальной томограммах четко визуализируется правый тройничный нерв и прилегающая к его верхнему контуру правая верхняя мозжечковая артерия

Наиболее часто компрессии близко расположенными сосудистыми структурами подвергаются тройничный и лицевой нервы, являясь одной из причин таких тяжелых и мучительных заболеваний, как невралгия тройничного нерва и гемифациальный спазм.

Приступы лицевой боли характеризуются триггерной активностью, т.е. возникают при наличии определенных раздражителей (триггеров). Это могут быть жевание, пребывание на ветру или на холоде, разговор или чистка зубов.

Пароксизмы повторяются днем и ночью обычно несколько недель, затем ослабевают. Через некоторое время приступы возникают снова, а спустя несколько лет заболевание приобретает постоянный характер.

Аксиальный срез (А, Б), сагиттальная проекция (В). Определяется нейроваскулярный конфликт между артерией и тройничным нервом. Компрессия тройничного нерва прилежащей к нему артерией обозначена стрелкой.

У места выхода тройничного нерва из ствола головного мозга (обозначено кругом) определяется крупный артериальный сосуд, компремирующий указанный нерв. На противоположной стороне визуализируется корешок V нерва, на расстоянии от которого проходит аналогичный артериальный сосуд.

Для данного заболевания характерно возникновение периодических безболезненных судорог в круговой мышце глаза, постоянно усиливающихся по частоте и силе. Судороги распространяются вниз по лицу, затрагивая мимическую мускулатуру, находящуюся в зоне иннервации лицевого нерва.

Пароксизмы возникают или усиливаются при разговоре, эмоциональном возбуждении, во время еды.

Выделяют типичный и атипический лицевой гемиспазм.

Типичный характеризуется началом судорог с круговой мышцы глаза и дальнейшим распространением на всю нижележащую мимическую мускулатуру соответствующей половины лица.

Атипический гемифациальный спазм начинается с мышц щеки и далее распространяется на всю вышележащую мимическую мускулатуру.

Определяется близкое расположение артериального сосуда и лицевого нерва (указано стрелкой), что может являться причиной гемифациального спазма

Определяются признаки компрессии лицевого нерва около ствола головного мозга крупным артериальным сосудом – позвоночной артерией (указано стрелкой).

Визуализируется близкое расположение артериального сосуда и лицевого нерва (указано стрелкой), что может являться причиной гемифациального спазма

Компрессия сосудом зоны выхода из ствола головного мозга вестибулярного нерва приводит к появлению жалоб на головокружение. При нейроваскулярном конфликте в области кохлеарного нерва возникают жалобы на шум в ушах и снижение слуха.

В настоящее время МРТ является ведущим методом диагностики, позволяющим диагностировать множество заболеваний. Применение дополнительных программ — весомый шаг к усовершенствованию, точности и достоверности диагностики и дифференциальной диагностики различных патологических процессов. Применяемая в наших центрах программа 3D TSE позволяет четко визуализировать сосуды и черепномозговые нервы в области их выхода из ствола головного мозга, а значит достоверно диагностировать причины компрессии нервов, нейроваскулярный конфликт.

Не занимайтесь самолечением. Только ответственный подход и консультация с медицинским специалистом поможет избежать негативных последствий самолечения. Вся информация, размещенная на портале Medihost, носит ознакомительный характер и не может заменить собой посещение врача. В случае возникновения каких-либо симптомов заболевания или недомогания следует обратиться к врачу в медицинское учреждение.

Подбор и назначение лекарственных препаратов может только медицинский работник. Показания к применению и дозировку лекарственных веществ необходимо согласовывать с лечащим врачом.

Медицинский портал Medihost является информационным ресурсом и содержит исключительно справочную информацию. Материалы о различных заболеваниях и способах лечения не могут использоваться пациентами для самовольного изменения плана лечения и назначений врача.

Простите покорно, это не для заочной консультации. Только описательная часть займет 1.5-2 часа

Вероятно Вы получили результаты МРТ или КТ головного мозга. Но данное словосочетание «Артерио -медуллярный конфликт»» не является диагнозом, оно свидетельствует о некотором нарушении кровообращения головного мозга. Не всегда имеется прямая зависимость между данными МРТ и Вашим самочувствием. Для определения тактики лечения Вам необходимо выбрать врача-невролога и у него наблюдаться постоянно.

Это всего лишь фрагмент заключения исследования. Трактовать его не имея жалоб больного — невозможно. В связи с чем проводилось исследование?

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Продолговатый мозг является продолжением спинного мозга и имеет сходные с ним черты строения — состоит из проводящих путей и ядер. Спереди он граничит с мостом мозга, а сзади без четкой границы переходит в спинной мозг (условно нижним краем продолговатого мозга считают перекрест пирамид или верхнюю границу первых шейных спинномозговых корешков).

На вентральной поверхности продолговатого мозга располагается передняя срединная щель, по ее сторонам — пирамиды. Наружнее пирамид находятся нижние оливы, отделенные от них боковой передней бороздой. На дорсальной поверхности продолговатого мозга ниже ромбовидной ямки различимы задние канатики (тонкий и клиновидный пучки), разделенные непарной задней медиальной бороздой и парными задне-латеральными бороздами. Дорсальная поверхность переднего отдела продолговатого мозга образует дно желудочка (задний угол ромбовидной ямки). Кнаружи от се краев на боковой поверхности продолговатого мозга прослеживаются нижние ножки мозжечка.

На поперечном срезе продолговатого мозга в его вентральном отделе проходит пирамидный тракт, в центральной части располагаются волокна перекреста медиальной петли (проводят импульсы глубокой чувствительности от ядер тонкого и клиновидного пучков к таламусу). Вентро-латеральные отделы продолговатого мозга занимают нижние оливы. Дорсальнее их проходят восходящие проводники, формирующие нижние ножки мозжечка, а также спинно-таламический пучок. В дорсальном отделе продолговатого мозга располагаются ядра задней группы черепных нервов (X-X пара), а также слой ретикулярной формации.

В дне V желудочка (ромбовидная ямка) располагаются ядра многих черепных нервов. На уровне нижнего (заднего) угла находятся ядра подъязычного (медиально) и блуждающего нервов (латерально). На уровне наружного угла ромбовидной ямки параллельно срединной борозде лежит чувствительное ядро тройничного нерва, латеральнее его — вестибулярные и слуховые ядра, а медиальное — ядро одиночного пути (вкусовое ядро языкоглоточного и блуждающего нервов). Парамедианно кпереди от ядра подъязычного нерва расположено двигательное ядро языкоглоточного и блуждающего нервов и слюноотделительные ядра.

Синдромы поражения продолговатого мозга: симптомы нарушения функции ядер и корешков X, X, X и X пар черепных нервов, нижней оливы, спинно-таламического тракта, ядер тонкого и клиновидного пучков, пирамидной и нисходящих экстрапирамидных систем, нисходящих симпатических волокон к цилио-спинальному центру, заднего и переднего спинно-мозжечковых путей.

Основными альтернирующими синдромами являются следующие.

Синдром Авеллиса: периферический паралич половины языка, мягкого неба и голосовой связки (X, X, X пары черепных нервов) на стороне очага и гемиплегия — на противоположной; развивается при очаге в одной половине продолговатого мозга.

Синдром Джексона: периферический паралич мыгац языка на стороне очага и центральный паралич противоположных конечностей возникает при поражении одной пирамиды продолговатого мозга и корешка X пары черепных нервов.

Синдром Валленберга-Захарченко: поражение блуждающего нерва на стороне очага (односторонний паралич мягкого неба, голосовой связки, расстройство глотания; на этой же стороне симптом Бернара-Горнера, атаксия мозжечкового типа, анестезия лица, диссоциированная анестезия на противоположной стороне (альтернирующая гемианестезия); возникает при нарушении кровообращения в позвоночной или отходящей от нее нижней задней мозжечковой артерии; ишемический очаг расположен в дорсолатеральном отделе продолговатого мозга.

Синдром Шмидта: на стороне очага парез голосовой связки, мягкого неба, трапециевидной и грудино-ключично-сосцевидной мышцы; на противоположной — спастический гемипарез, т. е. поражаются ядра и волокна IX, X, XI, XII пар черепных нервов и пирамидной системы.

Синдром Тапиа: на стороне очага паралич трапециевидной, грудино-ключично-сосцевндной мышц (добавочный нерв) и половины языка (подъязычный нерв), контралатерально-спастический гемипарез.

Синдром Воплештейна; на стороне очага парез голосовой связки вследствие поражения nucl. ambiguus, контралатерально — гемианестезия поверхностной чувствительности (спинно-таламический тракт).

Синдром Бабинского — Нажотта: на стороне очага — мозжечковые симптомы (атаксия, нистагм, асинергия), синдром Клода Бернара-Горнера, гипертермия; контралатерально-спастический гемипарез, диссоциированная гемианестезия (выпадает болевая и температурная чувствительность); синдром обусловлен поражением заднебокового отдела продолговатого мозга и моста мозга.

Синдром Глика: характеризуется сочетанным поражением , V, V, X нервов и пирамидной системы; на стороне очага — погашение зрения (или амавроз), боль в супраорбитальной области, парез мимических мышц, затруднение глотания; контрлатерально — спастический гемипарез.

При двустороннем поражении ядер и корешков X, X и X пар черепных нервов развивается бульбарньй паралич. Он характеризуется нарушением глотания (поперхивание, попадание жидкой пищи в нос), изменением звучности голоса (осиплость, афония), появлением носового оттенка речи (назолалия), дизартрией. Наблюдаются атрофия и фасцикулярные подергивания мышц языка. Исчезает глоточный рефлекс. Синдром этот чаще всего возникает при сосудистых и некоторых дегенеративных заболеваниях (боковой амиотрофический склероз, сирингобульбия).

Псевдобульбарный паралич — это центральный паралич мышц, иннервируемых X, X, X парами черепных нервов. Развивается при двустороннем поражении корково-ядерных путей. Очаги располагаются нa разных уровнях выше продолговатого мозга, в том числе и мозговом стволе. Клинические проявления аналогичны таковым при бульварном параличе (нарушение глотания, носовой оттенок голоса, дизартрия). При псевдобульбарном параличе появляются рефлексы орального автоматизма (хоботковый, ладонно-подбородочный, языко-губный и др.), насильственный смех и плач. Признаки поражения периферического нейрона (атрофия, фасцикулярные подергивания и др.) отсутствуют. Синдром чаще всего связан с сосудистыми поражениями мозга.

Таким образом, патологические очаги в мозговом стволе могут вовлекать пирамидную систему и двигательные ядра черепных нервов. Кроме того, при этом могут повреждаться проводники чувствительности, а также ядра и корешки чувствительных черепных нервов. Вместе с тем в стволе мозга располагаются нервные образования, оказывающие активирующее и тормозное воздействия на обширные зоны головного и спинного мозга. Имеется в виду функция ретикулярной формации ствола мозга. Она имеет широкие связи с ниже- и вышерасположенными отделами мозга. К ретикулярной формации подходят многочисленные коллатерали от специфических чувствительных путей. По ней проходят импульсы, которые тонизируют кору и подкорковые образования и обеспечивают их активность и бодрствующее состояние мозга. Торможение восходящих активирующих влияний приводит к снижению тонуса коры и наступлению сонливости или настоящего сна. По нисходящим путям сетевидное образование посылает импульсы, регулирующие мышечный тонус (усиливает или снижает).

В составе ретикулярной формации имеются отдельные участки, имеющие определенную специализацию функций (дыхательный, сосудодвигательный и другие центры). Ретикулярная формация участвует в поддержании ряда витальных рефлекторных актов (дыхание, сердечно-сосудистая деятельность, обмен веществ и др.). При поражении ствола мозга, особенно продолговатого мозга, помимо описанных выше, приходится встречаться и с такими тяжелыми симптомами, как расстройство дыхания и сердечно-сосудистой деятельности.

При нарушении функции ретикулярной формации развиваются расстройства сна и бодрствования.

При патологических очагах вне ствола мозга (экстратрункально) могут страдать несколько близко расположенных нервов, возникают характерные синдромы. Среди них важно отметить синдром мосто-мозжечкового угла — поражение слухового, лицевого и тройничного нервов. Он характерен для невриномы V пары черепных нервов и базального арахноидита.

Синдром внутреннего слухового прохода (синдром Ляница): поражение слухового нерва, шум в ухе, снижение слуха по звуковоспринимающему типу), лицевого нерва (периферический паралич мимической мускулатуры, сухость глаза, снижение вкуса на передней трети языка) на стороне очага; возникает также при невриноме V пары черепных нервов.

Синдром Градениго-Ланнуа (синдром верхушки пирамиды височной кости): боль в зоне иннервации тройничного нерва (раздражение тройничного узла), паралич наружной прямой мышцы глаза на стороне очага; появляется при воспалении среднего уха и при опухоли, локализующейся в средней черепной ямке.

При опухолевой природе экстратрункальных поражений в последующих стадиях развития заболевания вследствие сдавления ствола мозга присоединяются и проводниковые расстройства.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8]

Источник

Источник: womandiamond.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.