Открытый артериальный проток гемодинамика


Причины открытого артериального протока

Данный дефект связан с патологическими состояниями плода, новорожденного или женщины в период вынашивания, а именно:

  • преждевременно рожденный ребёнок;
  • дефицит массы тела при появлении на свет:
  • отягощенный семейный анамнез:
  • осложненные роды:
  • нарушения обмена веществ:
  • инфекционные заболевания матери во время беременности:
  • влияние экологических факторов Воздействие химических и ядовитых агентов:
  •  медикаменты с тератогенными побочными эффектами:
  • злоупотребление алкоголем, наркотиками, курение будущей роженицы .

Гемодинамика при открытом артериальном протоке


Боталлово сообщение находится на уровне аортальной дуги и есть сообщением на границе этого сосуда и легочного ствола. Так как в пренатальном периоде легкие не выполняют своей функции, эта анатомо-физиологическая структура способствует оттоку крови из легочной артерии в нисходящий аортальный отдел. Таким образом, возможно полноценное кровоснабжение плода.

Открытый артериальный проток фото детей

Открытый артериальный проток у детей прекращает нести своё функциональное значение после первого вдоха, крика новорожденного так, как это является признаком включения легких в круг кровообращения организма. Он зарастает и становится частью связочного аппарата к концу восьмой недели неонатального периода.

Если канал не был закрыт, наблюдается сброс кровяной плазмы из легочного в аортальное русло, при этом в структурные образования дыхательной системы попадает увеличенный объем крови, что провоцирует возникновение легочной гипертензии.

Обнаруживается переполнение левых сердечных камер, растяжение их стеночных мышечных волокон и гипертрофия.

Классификация открытого артериального протока

Для определения степени развития аномалии, берут во внимание показатели давления в легочной артерии в соотношении к артериальному, по которым определяют уровень гипертензии. Они могут иметь следующий вид:


1. невыраженная — не более сорока процентов;

2. умеренная — в промежутке от сорока к семидесяти пяти процентов,

3. выраженная — показатели превышают семьдесят пять процентов;

4. тяжелая — давление в легочном сосуде такое же, как и артериальное, либо выше него.

 Течение врожденного кардиального порока имеет три стадии это:

I. происходит в первые два-три года после появления на свет, характеризуется началом симптоматический проявлений, опасна повышенным риском детской смертности в случае не проведения терапевтических мероприятий;

II. компенсаторная стадия, которая продолжается от трех до двадцати лет, проявляется увеличенным ОЦК в малом кругу кровообращения, уменьшением левого предсердно-желудочкового сообщения, перегрузкой правого желудочка;

III. совпадает с началом склеротических процессов в просвете сосудистого русла легкого, первичными проявлениями, есть признаки систематического повышения давления.

Симптомы открытого артериального протока

Учитывая разную степень незарощения артериального сообщения, клиническая картина может иметь разную выраженность, в том числе, протекать бессимптомно (если его просвет не превышает 2-3 мм). К типичным признакам данного врожденного порока сердца относят:


  • быстрая утомляемость;
  • ускоренное сердцебиение;
  • синюшность пальцев, носогубной области;
  • одышка при физических упражнениях;
  • нарушения в работе проводящей системы сердца;
  • сниженная масса тела.

Диагностика открытого артериального протока

Заподозрить патологию можно исходя из жалоб пациента, визуального осмотра, при котором обнаруживается выпячивание грудной клетки. Также используются дополнительные методы исследования, которые подразумевают назначение:

  • ЭКГ — диагностируется растяжение мышечных волокон и изменение размеров левых кардиальных отделов в сторону увеличения;
  • ЭхоКГ — можно визуально увидеть незарощенный проток, узнать его размеры;
  • рентгенография ОГК — обнаруживается кардиомегалия, выпячивание аортальной дуги, усиление выраженности легочного рисунка
  • вентрикулография;
  • контрастная рентгенография — позволяет выявить отток крови от аорты к легочной артерии через впс открытый артериальный проток;
  • ультразвуковое исследование — дает представление о наличие незарощенного боталлового протока, размере его просвета.

Лечение открытого артериального протока

Для преждевременно рожденных детей, у которых боталлов проток не начал закрываться ко второй неделе неонатального периода, тактикой выбора является медикаментозная терапия. Назначается курс ингибиторов образования простогландинов, которые способствуют заращению сообщения. Если в результате трёх проведенных курсов у новорожденного старше 21 дня не произошло изменений, постает вопрос о проведении операции по поводу открытого артериального протока.

Существуют разные методики проведения хирургического лечения, среди них:

  • перевязка протока;
  • Наложение специальных клипс;
  • Разрез артериального сообщения и наложение швов на его концы:
  • введение в просвет протока спиралей.

В случае несвоевременного и не эффективного лечения, может идти речь о детской смертности или инвалидизации вследствие ОАП.

Открытый артериальный проток у беременных


Данный сердечный порок редко отмечается среди женщин, которые вынашивают малыша, так, как в большинстве случаев он обнаруживается и подлежит терапии в детском возрасте.

Опасность аномалии для будущей роженицы базируется на перегрузке левого желудочка, возникновении его недостаточности. Также может развиться ТЭЛА, сопровождающаяся разрывом легочной артерии. Повышена вероятность спонтанного аборта.

ОАП у взрослых – это не показанием к прерыванию беременности. В случае осложненного течения в виде выраженной легочной гипертензии, воспаления эндокарда или самого протока, дают рекомендации об отказе от родов.

Источник: xmedicin.com

Процедуры и операции Средняя цена





Кардиология / Диагностика в кардиологии / ЭФИ в кардиологии от 100 р. 1099 адресов
Кардиология / Консультации в кардиологии от 650 р. 848 адресов
Кардиология / Диагностика в кардиологии / УЗИ сердца от 1075 р. 848 адресов
Диагностика / Рентгенография / Рентгенография органов грудной полости от 300 р. 330 адресов
Кардиология / Диагностика в кардиологии / Томография сердца от 4500 р. 93 адреса
Кардиология / Диагностика в кардиологии / Рентгенография в кардиологии от 550 р. 83 адреса
Кардиология / Консультации в кардиологии от 900 р. 76 адресов
Кардиология / Диагностика в кардиологии / Томография сердца от 3000 р. 68 адресов
Кардиология / Диагностика в кардиологии / Рентгенография в кардиологии от 5400 р. 61 адрес
Кардиология / Операции на магистральных сосудах / Операции на легочной артерии 95679 р. 22 адреса

Источник: www.KrasotaiMedicina.ru

ТАКТИКА ЛЕЧЕНИЯ НА СТАЦИОНАРНОМ УРОВНЕ
Определение критериев операбельности, исключение сопутствующей патологии, препятствующей оперативному вмешательству, профилактика осложнений послеоперационного периода. При возможности одномоментная радикальная коррекция порока. Предоперационная подготовка: дообследование, установление точного диагноза, выбор способа хирургического лечения, проведение операции, послеоперационное ведение, подбор консервативной терапии.
 
Немедикаментозное лечение:
Режим: постельный; кроватка
Диета: стол № 10; грудное, искусственное вскармливание.
 
Медикаментозное лечение: см. п. 3.2
 
Другие виды лечения:

  • Закрытие артериального порока окклюдером.
  • Новорожденным: индометацин 0,2 мг/кг 3 раза в день внутривенно в течение 20 минут. Окклюзия ОАП достигается в 80% случаев. Противопоказаниями являются наличие геморрагического синдрома, сепсиса, почечной недостаточности.

 
Хирургическое вмешательство:

Сроки оперативной коррекции

  • Лигирование ОАП большого/среднего размера с наличием застойной сердечной недостаточности и легочной гипертензии: коррекция в ранние сроки (в возрасте 3-6 месяцев) (класс I).
  • Средний ОАП без застойной сердечной недостаточности: коррекция в возрасте 6-12 месяцев (класс I). При наличии отставания в физическом развитии коррекция может быть проведена в более ранние сроки (класс IIа).
  • Небольшой ОАП: коррекция в возрасте 12-18 месяцев (класс I).
  • «Немой ОАП»: закрытие не рекомендуется (класс III).

 
Виды оперативного лечения:
Хирургическая коррекция:

  • Эндоваскулярная окклюзия или лигирование у детей в возрасте >6 месяцев. Лигирование и лигирование с пересечением и прошиванием у детей в возрасте <6 месяцев. Эндоваскулярная окклюзия  у детей в возрасте <6 месяцев (класс IIb). Лечение индометацином/ибупрофеном не должно использоваться у доношенных детей (класс III).

При наличии ОАП, диаметр которого сопоставимого с диаметром аорты – пластика устья ОАП в условия ИК, гипотермии и циркуляторного ареста.

  • Эндоскопическое клипирование ОАП.

ОАП у недоношенных младенцев: гемодинамически значимый ОАП – более1,5 мм/кг. Проводить лечение только при наличии сердечной недостаточности (ОАП небольших размеров могут закрываться спонтанно).
Консервативная терапия индометацином или ибупрофеном при отсутствии противопоказаний (класс I)
Клипирование ОАП при отсутствии эффекта консервативной терапии или наличии противопоказаний к ней (класс I).
Профилактическое лечение индометацином или ибупрофеном: не рекомендуется (класс III).
 
Критерии операбельности:
Физикальное исследование: кардиомегалия, застойная сердечная недостаточность.
Обзорная рентгенография органов грудной клетки: наличие кардиомегалии и признаков обогащения легочного рисунка говорят в пользу операбельности.
Эхокардиография: наличие сохраненного лево-правого сброса на уровне ОАП.
Пациенты с индексом легочно-сосудистого сопротивления (отношение легочного сосудистого сопротивления к площади поверхности тела) <6 единиц Вуда и PVR/SVR (отношение легочного сосудистого сопротивления к системному сосудистому сопротивлению) <0,25 признаются операбельными. Пациенты с индексом легочного сосудистого сопротивления >10 единиц Вуда и с отношением легочного сосудистого сопротивления к системному сосудистому сопротивлению >0,5 повсеместно признаются неоперабельными. При определении операбельности у пациентов, находящихся в промежутке между вышеперечисленными значениями, следует опираться на данные, полученные во время проб с вазодилататорами (учитывая возможную погрешность) и на клинические данные (возраст пациента, размеры тени сердца на рентгенограмме и т.д.). Рекомендуется обсуждать такие случаи со специализированными центрами.

Таблица 1 – Виды операций и их уровень сложности по базовой шкале Аристотеля
 
Таблица 2 – Значимость баллов по базовой шкале Аристотеля

Критерии успеха хирургического или интервенционного лечения:
Результат считается хорошим, если клинически ребенок чувствует себя удовлетворительно, аускультативно отсутствует шумовая симптоматика, по данным ЭХОКГ – отсутствие сброса на уровне лигированного ОАП, нет жидкости в перикарде, плевральных полостях. Рана заживает первичным натяжением, грудина стабильна.
Результат считается удовлетворительным при отсутствии значительных жалоб, аускультативно — незначительного систолического шума по левому краю грудины, по данным ЭХОКГ  имеется резидуальный шунт допустимых размеров, нет жидкости в перикарде, плевральных полостях.
Результат считается неудовлетворительным при сохраняющейся клиники сердечной недостаточности, Аускультативно – глухость тонов, систолический шум по левому краю грудины, по данным ЭХОКГ – имеется большой резидуальный шунт на уровне ОАП, наличие жидкости в перикарде, плевральных полостях. Наличие нестабильности грудины. Показана повторная операция.
 
Дальнейшее ведение: см. Амбулаторный уровень
 
Индикаторы эффективности лечения:

  • нормализация внутрисердечной гемодинамики;
  • исчезновение симптомов сердечной недостаточности;
  • отсутствие признаков воспаления;
  • первичное заживление послеоперационной раны;
  • отсутствие сброса на уровне ОАП по данным эхокардиографии;
  • уменьшение уровня натрийуретического пропептида.

Источник: diseases.medelement.com

Открытый артериальный проток (dustus arteriosus, боталлов проток) — сосуд, соединяющий аорту и легочную артерию, «сохранивший нормальную для плода структуру после истечения срока его закрытия» [Bankl G., 1980]. Порок описан Галеном во II веке, но первое сообщение принадлежит G. Aranzio (1564). Название дано в честь итальянского врача Л. Боталло, описавшего порок немного позже.
Открытый артериальный проток (ОАП) является одним из наиболее распространенных пороков: по клиническим данным частота его составляет 10—18 % от всех ВПС, по патологоанатомическим данным — 3 % от всех ВПС, среди популяции — 0,3% [Bankle G., 1980]. Частота ОАП у недоношенных новорожденных составляет 15—80 %; при массе менее 1000 г максимальная частота — 80 %, при 1500—2000 г—10—15% [Sikes С., 1986]
Анатомия. ОАГ1 располагается в верхнем отделе переднего средостения и прикрыт листком париетальной плевры. Проток отходит от аорты на уровне левой подключичной артерии и в большинстве случаев впадает в ствол легочной артерии в месте его деления на две ветви или в начальную часть левой ветви; реже встречается право- или двусторонний проток. Он может быть изолированным или в 5—10 % сочетаться с другими ВПС (ДМЖП, коарктация аорты, ДМПП, недостаточность митрального клапана), нередко проток выполняет функцию компенсирующего сообщения при так называемых «дуктусзависимых пороках» (атрезия легочной артерии, крайняя форма тетрады Фалло, атрезия аорты и др.). мри которых если ОАП закрывается, жизнь во внеутробном периоде становится невозможной. ОАП имеют в течение нескольких месяцев жизни 50 % детей, рожденных с массой менее 1700 г; у 20 % он остается незакрытым
в течение 1—2 лет. Практически не закрывается проток у новорожденных с синдромом острых дыхательных расстройств (функционирует в 80 % случаев), что значительно утяжеляет течение основного заболевания и иногда заставляет прибегать к срочному хирургическому вмешательству. Проток может быть длинным, узким и извилистым или коротким и широким, диаметр его составляет от 2—3 до 30 мм, чаще 3—15 мм, длина 3—25 мм. Систолодиастолический шум слышен, если диаметр протока превышает 4 мм. В зависимости от формы протока существуют различные анатомические типы порока: цилиндрический, воронкообразный, окончатый, аневризматический. При длительном существовании протока может возникать его кальциноз с переходом на аорту. На аутопсии в 15 % случаев обнаруживают сопутствующие пороки развития внутренних органов (желудочно-кишечного тракта, мочеполовой системы и др.).
Гемодинамика (рис. 4). В период внутриутробного развития основное количество крови у плода из правого желудочка (4) и легочного ствола поступает через артериальный проток в аорту После рождения, с первым вдохом легочное сопротивление падает и поднимается давление в аорте, что способствует возникновению обратного сброса (из аорты в легочную артерию). Высокое насыщение крови кислородом после включения легочного дыхания вызывает спазм протока; шум исчезает в течение 15—20 ч (функциональное закрытие); у недоношенных детей боталлов проток остается открытым более длительно из-за снижения чувствительности к кислороду констрикторного рефлекса. Окончательная облитерация и превращение протока в ligamentum arteriosum происходит в период от 2-й до 10-й недели внеутробной жизни. Артериальный проток считается аномалией, если по клиническим данным он функционирует спустя

  1. 2 нед после рождения. Закрытие протока начинается в месте его отхождения от легочной артерии, где имеется большое количество гладкомышечных клеток. Возможно, что незакрытое артериального протока связано.-с дефицитом или недоразвитием гладкомышечных клеток или эластических волокон в его стенке. Увеличенное насыщение крови кислородом является главным стимулом для сокращения гладкомышечных клеток. Выделяющиеся при этом брадикинин и ацетилхолин способствуют сокращению протока, тогда как простагландин Е поддерживает его в состоянии дилатации. В тех случаях, когда проток не закрывается, эластическая ткань стенки замещается мышечной.

При ОАП (9) происходит сброс оксигенированной крови из аорты (2) в легочную артерию (1), поэтому это порок бледного типа. Сброс из аорты происходит и во время систолы, и в период диастолы, так как в обе эти фазы давление в аорте превышает таковое в легочной артерии. У детей первых месяцев жизни часто отсутствует диастолический градиент давления между аортой и легочной артерией, поэтому сброс происходит только в систолу. Отсутствие в первые недели жизни большой разницы в давле-

Рис. 4. Схема открытого артериального протока
Открытый артериальный проток гемодинамикании между малым и большим кругами кровообращения приводит к тому, что при крике,
ОРВИ или пневмонии возникает обратный (веноартериальный) сброс крови через ОАП, появляется цианоз [Бураковский В. И., Константинов Б. А.,
1970] Клинически тяжесть течения порока определяется следующими факторами: 1) размерами протока; 2) углом отхождения его (более благоприятно, если он отходит от аорты под острым углом, хуже — если под тупым, поскольку это способствует большему сбросу); 3) величиной общелегочного сопротивления. При большом протоке значительное количество крови поступает в легочную артерию, затем в левые отделы (3, 5), вызывая их объемную перегрузку. Кроме того, давление в аорте передается непосредственно через проток в легочную артерию, что способствует раннему развитию легочной гипертензии. В таких случаях, если сопротивление в малом круге кровообращения будет превышать таковое в большом, возникает обратный веноартериальный сброс и появляется цианоз. Гемодинамические нарушения при артериаль- ном протоке обусловливают расширение преимущественно левых отделов сердца, но при развитии легочной гипертензии, особенно в ее склеротической стадии, преобладает дилатация и гипертрофия правого желудочка.
Клиника, диагностика. ОАП чаще встречается у девочек, чем у мальчиков (2—3:1), что свидетельствует о его мультифактори- альном наследовании. Описаны семейные случаи порока. При сборе анамнеза следует обратить внимание на заболевание матери краснухой (см. главу 1) во время беременности, недоношенность, повторные пневмонии. Течение порока может быть различным: от бессимптомного до появления крайне тяжелых форм. При больших размерах протока (относительно диаметра аорты) он проявляет себя уже с первых дней и месяцев жизни. Клиническая картина включает признаки сердечной недостаточности (одышка, тахикардия, гепатоспленомегалия), отставание в физическом и моторном развитии (см. главу 2), снижение толерантности к физической нагрузке (при кормлении, ходьбе, беге). При небольших и средних размерах протока течение порока длительно может быть бессимптомным. Подростки и взрослые больные с ОАП часто не отстают от сверстников в физическом развитии. Ухудшение возникает в пубертатный
период или позже (после родов, значительных физических перегрузок на работе, в спорте). Постепенно увеличиваются размеры сердца, появляется цианоз вначале при нагрузке, затем в покое (признак веноартериального сброса и высокой легочной гипертензии), медленно развивается сердечная недостаточность.
Крайне тяжелое течение порока типично для недоношенных. Дети с фетальным возрастом до 30 нед имеют небольшое сопротивление в легочных сосудах и поэтому сброс бывает значительным. ОАП у них не сокращается и долго сохраняет большие размеры. Изучение мозгового кровотока у новорожденных с широким ОАП показало его замедление, что способствует гипоксии ЦНС.
Со стороны сердечно-сосудистой системы при боталловом протоке с кардиомегалией рано развивается парастернальный сердечный горб. Верхушечный толчок приподнимающийся, разлитой, смещен книзу. При пальпации определяется дрожание у основания сердца слева: оно отсутствует или исчезает у больных с небольшим протоком или при развитии высокой легочной гипертензии. Сразу после рождения ребенка шум отсутствует. К концу первой недели жизни появляется систолический шум, так как разница в давлении между большим и малым кругами кровообращения в этот период небольшая, и перекрестный сброс происходит только в период систолы. В дальнейшем шум становится типичным систолодиастолическим (шум «мельничного колеса», «машинный шум») и лучше выслушивается во втором межреберье слева у грудины и на спине. Иногда у детей первых месяцев жизни он определяется ниже, в третьем-четвер- том межреберье, и тогда он трудно отличим от дефекта межжелудочковой перегородки и аортолегочного свища. При тяжелом течении ОАП у новорожденных систолодиастолический шум может появиться только после назначения сердечных гликозидов. У взрослых больных интенсивность шума меньше. Над верхушкой сердца может выслушиваться шум недостаточности митрального клапана (митрализация порока, свидетельствующая о дилатации левого желудочка), тогда как мезодиастолический шум определяется редко даже при большом левоправом сбросе. II тон над легочной артерией усилен, может быть расщеплен или заглушен шумом. Следует помнить, что при повышении давления в системе легочной артерии диастолический компонент шума уменьшается, а затем вовсе исчезает. В таких случаях аускультативная картина ОАП состоит из короткого систолического шума во втором межреберье слева у грудины и резкого акцента II тона над легочной артерией. В дальнейшем при выравнивании систолического и диастолического давлений в аорте и легочной артерии может исчезнуть и систолический шум. В это время появляется цианоз, вначале только при физической нагрузке, а затем постоянный. Цианоз в большей мере выражен на нижних конечностях, чем на лице и верхних конеч
ностях Все это свидетельствует о высокой легочной гипертензии и невозможности оперативной коррекции порока.
Для ОАП характерен высокий, быстрый пульс. При этом определяется нормальное или несколько повышенное систоли ческое и низкое диастолическое (до 30—40 мм рт. ст.) АД вплоть до появления феномена нулевого диастолического давления, что приводит к увеличению пульсового давления. Последнее не изменено при небольших размерах протока, а также при высокой легочной гипертензии. Определение пульса на бедренных артериях, измерение АД на ногах является обязательным из-за частого сочетания открытого артериального протока с коарктацией аорты.
Признаком большого левоправого сброса через проток является сердечная недостаточность, как правило, смешанного характера (лево- и правожелудочковая): стойкая тахикардия, та- хинноэ, увеличение печени и селезенки. Следует подчеркнуть, что спленомегалия у детей первых месяцев и лет жизни при сердечной недостаточности встречается часто и не обязательно является признаком другой патологии, например сепсиса. Появление сердечной недостаточности у взрослых больных с боталловым протоком — прогностически неблагоприятный признак.
Осмотр и аускультация больных с ОАП требуют внимания также и потому, что он нередко сочетается с другими ВПС бледного типа или маскируют пороки с цианозом (например, в случаях резкого стеноза или атрезии легочной артерии). При сочетании боталлова протока с дефектом межжелудочковой перегородки дополнительно прослушивается грубый систолический шум в третьем — четвертом межреберье слева у грудины; при высоких дефектах систолический шум может перекрывать систолодиастолический шум боталлова протока (особенно при небольших его размерах). Более затруднено выявление двух пороков при больших их размерах и легочной гипертензии, которая изменяет аускультативную картину обоих ВПС. В таких случаях выслушивается только средней интенсивности систолический шум и в диагностике решающее значение имеют доп- плер-эхокардиография и рентгенохирургическое обследование.
Заподозрить наличие коарктации аорты помогает снижение или отсутствие пульсации и АД на бедренных артериях, высокое АД на руках, грубый систолический шум на основании сердца и спине. При предуктальной коарктации аорты может наблюдаться симптом «дифференцированного цианоза» — наличие его на нижних конечностях и отсутствие на верхних. Подтвердить стеноз аорты при ОАП помогают систолическое дрожание и самостоятельный грубый систолический шум во втором межреберье справа у грудины, эхокардиография ОАП нередко является причиной относительно благоприятного течения выраженного стеноза легочной артерии, восполняя сниженный легочный кровоток; заподозрить компенсирующее значение протока позволяют
данные рентгенографии и ЭКГ, когда ведущим является увеличение правого желудочка, тогда как при изолированном ОАП увеличивается левый желудочек. У больных с синдромом врожденной краснухи боталлов проток может сочетаться с периферическим стенозом легочной артерии. Необходимо помнить о возможности сочетания ОАП с недостаточностью митрального клапана разного генеза При больших размерах протока появление шума недостаточности митрального клапана связано с дилатаци- ей полости левого желудочка и кольца митрального клапана; в таких случаях после операции устранения протока этот шум уменьшается, а затем и вовсе исчезает. В случаях врожденной недостаточности митрального клапана систолический шум на верхушке и дилатация левых отделов сердца сохраняются, в дальнейшем может потребоваться пластика створок митрального клапана. Редко, но возможно при этом развитие фиброэластоза эндокарда, для подтверждения этого показана биопсия сердца (см. главу 2); подтвердить дефект створок митрального клапана помогает эхокардиография.
Одним из возможных осложнений при ОАП является бактериальный эндокардит, точнее эндартериит, который встречается с частотой 3,3 случая на 1000 больных, чаще при небольших размерах протока. Вегетации находят в просвете протока со стороны легочной артерии, поэтому возможна эмболия в нее. Клиника бактериального боталлита включает подъем температуры, нередко с ознобом, ухудшение общего состояния и появление признаков интоксикации, болей в сердце, возможны проявления тромбоэмболического синдрома в большом круге кровообращения (при распространении процесса на митральный и аортальный клапаны). Как правило, имеются ярко выраженные лабораторные показатели Входными воротами инфекции являются полость рта (заболевание зубов, их удаление, ангины), отиты, гайморит. Возможны латентные формы эндартериита.
Другим осложнением могут быть развитие аневризмы протока и ее разрыв. В одних случаях это связано с особенностями анатомического строения, в других — с легочной гипертензией или бактериальным эндартериитом (тогда аневризма является микотической, т. е. септической, по происхождению); в редких случаях аневризма протока — составная часть синдрома Марфа- на, тогда расслоение стенки артериального протока происходит вследствие повышенного содержания гликозамингликанов. У взрослых с ОАП может развиться аневризма легочной артерии.
Нормальная ЭКГ регистрируется у ‘/з больных с ОАП. Электрическая ось сердца чаще расположена нормально, реже отклонена вправо (при высокой легочной гипертензии) или влево. На ЭКГ ведущими являются признаки гипертрофии миокарда левого желудочка (рис. 5). Увеличение левого предсердия встречается в 5—10 % случаев. По мере увеличения сброса и повышения давления в легочной артерии появляются, а затем

Рис. 5. ЭКГ и ФКГ при открытом артериальном протоке без легочной гипер- тензии.
Рис. 5. ЭКГ и ФКГ при открытом артериальном протоке без легочной гипер- тензии.

могут стать ведущими признаками гипертрофии миокарда правого желудочка. При большом сбросе зубцы Т в левых грудных отведениях могут быть отрицательными и интервал ST смещен вниз — признак перегрузки миокарда левого желудочка («strain»); реже зубцы 7V56 высокие, пикообразные. При интерпретации ЭКГ недоношенных детей следует учитывать гестационный и хронологический возраст ребенка, так как у них больше выражены признаки перегрузки левого желудочка, чем у доношенных детей. У взрослых больных с ОАП может появиться мерцательная аритмия (при дилатации полости левого предсердия).
При ОАП на ФКГ во втором-третьем межреберье слева часто фиксируется «классический» шум (см. рис. 5): сразу или через небольшой промежуток от I тона определяется систолический шум, нарастающий ко II тону, перекрывающий его и постепенно убывающий в диастоле. Над верхушкой сердца у ‘/3 детей с большим сбросом через проток регистрируется ромбовидной формы голосистолический шум средней амплитуды. При повышении давления в легочной артерии на ФКГ полностью исчезает диастолическая часть шума, нет раздвоения II тона, который выглядит единым и резко увеличенным, может появиться диастолический шум над легочной артерией (шум Грехема—Стилла), систолический тон изгнания, который фиксируется в начале систолы и является следствием удара струи крови о стенку расширенной и уплотненной легочной артерии [Кассирский Г. И., 1982].
При ОАП на рентгенограмме отмечаются усиление легочного рисунка, соответствующее величине артериовенозного сброса,
расширение или выбухание ствола легочной артерии с увеличением диаметра лобарных и сегментарных сосудов легкого, увеличение тени сердца от незначительного до резкого (кардиотора- кальный индекс составляет 55—60 %) за счет вначале левого, а затем обоих желудочков и левого предсердия. С возрастом отмечается расширение восходящей аорты. При отсутствии легочной гипертензии изменения на рентгенограмме могут отсутствовать. Признаками легочной гипертензии является так называемый «обрубленный» (ослабление его на периферии) или асимметричный легочный рисунок в сочетании с выбуханием дуги легочной артерии. Если легочная гипертензия при этом носит «сбросовый» характер, объем сердца увеличен значительно; при высоком общелегочном сопротивлении из-за развития склеротических изменений в легочных сосудах и снижения сброса объем сердца уменьшается [Голонзко Р. Р., 1975]. У взрослых больных на рентгенограмме бывает видна кальцификация протока.
Специфических признаков ОАП на эхокардиограмме нет, поэтому используются косвенные. Так, характерно увеличение полости левого желудочка и изменение отношения размера левого предсердия к диаметру аорты. В норме размер левого предсердия равен диаметру аорты или несколько меньше его. При ОАП отношение этих параметров может составить 1,2 и более. Как проявление объемной перегрузки левого желудочка отмечено увеличение скорости движения передней створки митрального клапана в период диастолы. С. В. Савельев и соавт. (1988) пишут о возможности диагностики ОАП с помощью двухмерной и допплер-эхокардиографии. У новорожденных ОАП может быть диагностирован при помощи контрастной эхокардиографии: при введении контраста в пупочную артерию видно поступление его из аорты в легочную артерию.
Как правило, диагноз открытого артериального (боталлова) протока можно с уверенностью поставить по клиническим симптомам, и только в сомнительных случаях следует прибегать к рентгенохирургическому обследованию. При зондировании правых отделов сердца косвенным признаком порока может быть повышение насыщения крови кислородом на уровне легочной артерии, увеличение давления в ней. Наиболее достоверным •является проведение катетера из легочной артерии в аорту, когда он описывает своеобразную кривую в виде греческой буквы «ф» (рис. 6, б). Во время удаления катетера регистрируется кривая аортального, затем легочного давления. При аортографии виден сброс контрастированной крови из аорты в легочную артерию (рис. 6, а) и можно оценить размеры протока. Для диагностики ОАП высокоинформативной является дигиталь- ная субтракционная ангиография, которая менее травматична и может быть выполнена в амбулаторных условиях (см. главу 2). В случаях высокой легочной гипертензии при катетеризации сердца выявляют систолическое давление в легочной артерии,

Рис. 6. Аортограмма при открытом артериальном протоке.
Рис. 6. Аортограмма при открытом артериальном протоке.

а — контрастное вещество из аорты через артериальный проток (указан стрелкой) поступает в легочный ствол; б — типичное положение катетера при введении его через открытый артериальный проток: катетер через правое предсердие, правый желудочек и легочный ствол, через артериальный проток проведен в нисходящие отделы аорты.

равное или превышающее давление в аорте, констатируют перекрестный сброс крови или сброс крови справа налево.
Дифференциальный диагноз боталлова протока следует проводить с функциональным систолодиастолическим шумом «волчка» на сосудах шеи, вызывающим особые трудности в распознавании порока при локализации слева; в таких случаях интенсивность функционального шума меняется при перемене положения тела и при дыхании. Иногда возникают трудности при дифференциации с дефектом межжелудочковой перегородки с аортальной недостаточностью, легочными артериовенозными свищами, дефектом аортолегочной перегородки, разрывом аневризмы синуса Вальсальвы, коронарной фистулы с легочным стволом или выводным отделом правого желудочка.
Течение, лечение. Представляют интерес данные о естественном течении ОАП. У взрослых порок встречается реже, чем у детей, что связано с оперативным и самопроизвольным закрытием протока (ежегодно спонтанно закрывается 0,6 % ОАП), летальностью в первые годы жизни при тяжелом течении. Средняя продолжительность жизни больных с ОАП составляет 39 лет: к 30 годам умирает 20 % больных, к 45 годам — 42 %, к 60 годам — 60 %. Описаны единичные случаи, когда больные доживали до 70—79 лет (диаметр протока у них не превышал

  1. мм). Больные, которым проводилось хирургическое закрытие порока, имеют большую продолжительность жизни и лучшие показатели гемодинамики. Следовательно, ОАП даже небольших размеров ведет к преждевременной смерти, что связано со снижением компенсаторных возможностей миокарда и сосудов малого круга кровообращения, присоединением различных осложнений (пневмония, легочная гипертензия, бактериальный эндартериит, сердечная недостаточность, разрыв аневризмы и др.) чаще в возрасте после 40 лет.

Показаниями к хирургическому лечению порока в раннем возрасте являются сердечная недостаточность, не купирующаяся медикаментозно, гипотрофия, прогрессирующая легочная гипертензия, рецидивирующие пневмонии. У детей старше 6—12 мес установление диагноза ОАП — показание к операции. У взрослых больных возраст не должен служить противопоказанием к хирургическому лечению, хотя у них оно сопряжено с большим риском и технически сложнее (проток часто истончен, инфицирован, склерозирован).
В случаях тяжелого течения ОАП показано назначение ди- гоксина, мочегонных препаратов (см. главу 22). У недоношенных детей незакрытию протока способствуют недоразвитие мышечного слоя в легочной артерии, снижение чувствительности к кислороду, гипоксия (анемия, ацидоз), требующая коррекции, а также незрелая констрикторная реакция со стороны ОАП. Общее количество вводимой жидкости таким детям не должно превышать 70—100 мш/(кг-сут). Показано переливание крови для поддержания уровня гемоглобина не менее 120 г/л, гематокрита —
40—45 %. Оксигенотерапия способствует поддержанию РОг от 60 до 85 %; более низкое насыщение крови кислородом препятствует закрытию протока, более высокое способствует развитию ретролентальной фиброплазии.
В последние годы появилось много работ о закрытии ОАП у новорожденных детей с помощью индометацина, который является ингибитором простагландинов Е2 и 12, способствует спазму протока с последующей его облитерацией. Индометацин назначают в дозе 0,1 мг/кг 3—4 раза в день внутривенно. Эффект тем лучше, чем меньше возраст ребенка (желательно проводить лечение в первые 8—14 дней жизни). Иногда у детей с низкой массой тела при рождении после применения индометацина вновь отмечается функционирование ОАП. Это можно объяснить различиями в продукции и клиренсе простагландинов или в чувствительности протока к действию простагландинов у детей с рецидивами и со стойкой констрикцией протока. Осложнениями при лечении индометацином являются транзиторная ре- нальная дисфункция, гипонатриемия, снижение агрегации тромбоцитов, гастроинтестинальные и внутричерепные кровотечения. Если у недоношенных, несмотря на проведенные медикаментозные вмешательства, ОАП протекает с сердечной недостаточностью [Sikes, 1986], показано хирургическое лечение.
В СССР первую операцию перевязки ОАП произвел в 1948 г. академик АМН СССР А. Н. Бакулев Закрытие протока производится различными методами. Чаще проводят перевязку ОАП

  1. 3 шелковыми лигатурами, реже— пересечением с ушиванием аортального и легочного концов. Особого внимания заслуживают случаи, когда ОАП сочетается с легочной гипертензией. При этом наблюдается высокая операционная и послеоперационная летальность, а нередко и прогрессирование легочной гипертензии в послеоперационном периоде, остановить которую не представляется возможным. При легочной гипертензии в целях профилактики прорезывания лигатур или неполной перевязки протока, ведущей к реканализации, применяют управляемую системную гипотензию (снижение АД до 80 мм рт. ст.). При наличии двунаправленного сброса операция возможна только, если превалирующим является левоправый сброс, а при пробном пережатии протока происходит хотя бы незначительное снижение давления в легочной артерии; летальность в этой группе больных составляет 25 % [Королев Б. А. и др., 1975]. Вместе с тем благоприятный прогноз с точки зрения нормализации давления в легочной артерии у этой группы больных сомнителен. Больным со стойким праволевым сбросом на уровне протока оперативное лечение не показано, так как проток в этих условиях гемодинамики выполняет роль разгрузочного клапана для правого сердца.

Хирургическое лечение ОАП, сочетающегося с другими ВПС, определяется размерами протока (т. е. долей его участия в нарушениях гемодинамики), вариантом и степенью тяжести сопут
ствующего порока, а также квалификацией хирургов в кардиохирургической клинике. Коррекция пороков может быть выполнена одномоментно или двухэтапно. Не вызывает сомнений возможность одновременной ликвидации ОАП и коарктации аорты, выполняемой с использованием бокового левостороннего доступа. Методом выбора коррекции ОАП, сочетающегося с аортальным стенозом, ДМЖП, ДМПП или митральной недостаточностью, также является их одномоментное устранение. В тех случаях, когда ведущим в нарушениях гемодинамики является ОАП, а также у детей раннего возраста, у которых могут иметься ограничения технических возможностей коррекции пороков, операция может быть выполнена в 2 этапа: первым этапом производят закрытие протока, вторым — коррекцию сопутствующих ВПС (в определенные сроки при наличии показаний).
Бактериальный эндартериит не является противопоказанием к хирургическому лечению, к тому же полное излечение от эндокардита невозможно без закрытия протока. Перед операцией необходимо провести 3—4-недельный курс консервативного лечения. Длительная медикаментозная терапия при боталлите может снизить активность процесса, но не вызвать полного излечения; прогрессирование процесса ухудшает и послеоперационный прогноз. Поэтому в таких случаях не рекомендуется затягивать хирургическое лечение в надежде на эффективность антибактериальной терапии.
Отдаленные результаты при хирургическом лечении ОАП в большинстве случаев хорошие. Эффективность его определяется выраженностью легочной гипертензии, которая зависит от исходного состояния сосудов малого круга кровообращения, поэтому оперативное вмешательство должно быть проведено как можно раньше. Хирургическая летальность при ОАП небольшая. В Горьковском межобластном кардиохирургическом центре на 2500 операций по поводу ОАП у больных в возрасте от 3 мес до 48 лет летальность составила 1,1 %, причем у лиц без легочной гипертензии летальных исходов не было, а при легочной гипертензии I—III степени она составила 2.3 % [Королев Б. А., Романов Э. М., 1984]. Реканализация протока после операции, как правило, связана с неполной его перевязкой либо ослаблением лигатур в результате воздействия на них системной гипертензии, нередко возникающей в послеоперационном периоде после перевязки широких протоков.
Все больные I—II гемодинамических групп по величине легочной гипертензии (см. главу 1) после операции через 2—4 года ведут обычный образ жизни, занимаются физкультурой без ограничения. Изучение эволюции легочной гипертензии после операции у больных с ОАП 111а гемодинамической группы показало нормализацию гемодинамики и обратное развитие патологического процесса в системе сосудов легочной артерии в тех случаях, когда преобладал функциональный компонент гипертензии. Сохранение повышенного давления в легочной артерии из-за
высокого общелегочного сопротивления или еще большее его увеличение в отдаленные сроки после операции у больных III6 группы обусловлено необратимыми изменениями в легочных сосудах, причем этот процесс прогрессирует, несмотря на устранение порока. Через 3- -6 лет у этих болных сохраняется отставание в физическом развитии, снижение толерантности к нагрузкам. Обратное развитие электрокардиографических и рентгенологических признаков гипертрофии и дилатации миокарда желудочков происходит медленно, иногда в течение нескольких лет. Если давление в легочной артерии и общелегочное сопротивление остаются повышенными, изменения на ЭКГ и рентгенограмме в виде гипертрофии миокарда правого желудочка сохраняются, несмотря на клиническое улучшение и положительные сдвиги в гемодинамике. У больных Шб гемодинамической группы су- щественых изменений гемодинамики и данных клинико-инструментальных методов исследования не наступает, что указывает на неэффективность оперативного вмешательства [Махкамо- ва М. Н., 1977].
Учитывая, что хирургическое лечение ОАП связано с торако- томией, кровопотерей и эндотрахеальным наркозом, в настоящее время все шире используется эндоваскулярная окклюзия, основанная на введении в сосуд через катетер различных материалов, временно или постоянно обтурирующих просвет сосуда В 1967 г. W. Porstmann и соавт. впервые осуществили обтурацию ОАП с помощью эндоваскулярной катетерной техники. В нашей стране эндоваскулярная окклюзия протока по этой методике выполнена в 1981 г. Ю. Ф. Неклассовым. А в 1988 г. С. В. Савельевым предложена модификация метода — эндоваскулярная окклюзия чрескожным трансвенозным доступом без горакотомии, когда производится закрытие ОАП боталлоокклюдером, состоящим из пенистого полиуретана, армированного металлическим каркасом с фиксаторами. Подобранный соответственно размерам протока боталлоокклюдер устанавливается в нем через катетер, который вводится в правые отделы сердца, легочную артерию, боталлов проток бедренным трансвенозным доступом. Показаниями к проведению эндоваскулярной окклюзии являются: наличие изолированного ОАП или комбинированных ВПС, при которых боталлов проток требует дополнительного этапа хирургического вмешательства. Противопоказаниями к проведению этого метода могут быть состояние гемодинамики (легочная гипертензия с перекрестным сбросом крови или сбросом справа налево) и особенности рентгеноанатомии порока: если наименьший диаметр протока более 1 см, то использование катетера большого диаметра (более 8 мм) повышает риск катетеризации из-за опасности повреждения бедренной вены и клапанов сердца; если наименьший диаметр протока менее 0,2 см; если соустье между аортой и легочной артерией — короткий проток — не позволяет прочно фиксировать боталлоокклюдер, то существует опасность миграции его в легочную артерию; если имеется аневризма про
тока; если диагностирован септический боталлит. Отдаленные результаты (в течение 1 -5 лет) подтверждают эффективность предложенного метода, если соблюдены показания и противопоказания и он находится в руках опытного хирурга [Са вельев С В , 1988]. 

Источник: www.med24info.com


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.