Аномалия киммерли радиомед


  • Помощь и лечение при аномалиях Кимерли и Арнольда-Киари в клинике “Эхинацея”
  • Что такое аномалия Арнольда-Киари и чем она опасна
  • Аномалия Кимерли (Киммерли, Kimmerle)
  • Краниовертебральные аномалии: разновидности
  • С чего начать и к кому обратиться

Что такое аномалия Арнольда-Киари и чем она опасна

  • Головокружение и/или шаткость (может усиливаться при повороте головы);
  • Шум (звон, гул, свист, шипение т.п.) в одном или обоих ушах (может усиливаться при повороте головы);
  • Головная боль, связанная с повышением внутричерепного давления (сильнее утром) или с повышением тонуса мышц шеи (болевые точки под затылком);
  • Нистагм (непроизвольное подергивание глазных яблок).

 

  • Двоение в глазах или другие зрительные расстройства (могут появляться при повороте или запрокидывании головы);
  • Дрожание рук, ног, расстройство координации движений;
  • Снижение чувствительности части лица, части туловища, одной или нескольких конечностей;
  • Слабость мускулатуры части лица, части туловища, одной или нескольких конечностей;
  • Непроизвольное или затрудненное мочеиспускание;
  • Потеря сознания (может провоцироваться поворотом головы).
  • В тяжелых случаях возможно развитие состояний, угрожающих инфарктом головного и спинного мозга.

 

Аномалия Кимерли (Киммерли, Kimmerle)

  • Головокружение и/или шаткость (может усиливаться при повороте головы);
  • Шум (звон, гул, свист, шипение т.п.) в одном или обоих ушах (может усиливаться при повороте головы);
  • Потемнение в глазах, “мушки” или “звездочки” перед глазами при напряжении или некомфортном положении мышц шеи, повороте головы;
  • Утрата сознания (полная или частичная) глазами при напряжении или некомфортном положении мышц шеи, повороте головы;
  • Внезапная слабость мышц и падение при сохраненном сознании.

 

  • Головная боль;
  • Нистагм (непроизвольное подергивание глазных яблок);
  • Тремор рук, ног, расстройств координации движений;
  • Снижение чувствительности части лица, части туловища, одной или нескольких конечностей;
  • Слабость мускулатуры части лица, части туловища, одной или нескольких конечностей.

Краниовертебральные аномалии: разновидности

  • Избегать ударов и резких движений головой и шеей, форсированных физических нагрузок, стоек на голове;

  • Ограничить употребление соли, не употреблять воду и влажную пищу, позже, чем за 2-3 часа до сна;
  • В случае ухудшения состояния (упорная головная боль, тошнота, рвота, нарушения речи, зрительные расстройства, нарушения координации, слабость одной или нескольких конечностей, расстройства чувствительности, нарушения мочеиспускания) – немедленное обращение к врачу;
  • Осторожность при выполнении массажа и мануальной терапии;
  • Периодический контрольный осмотр неврологом.

 

  • Избегать околопредельных поворотов головой и шеей, ударов головой и шеей, форсированных физических нагрузок, стоек на голове;
  • В случае ухудшения состояния (головокружение, упорная головная боль, тошнота, рвота, нарушения речи, зрительные расстройства, нарушения координации, слабость одной или нескольких конечностей, расстройства чувствительности, нарушения мочеиспускания) – немедленное обращение к врачу;
  • Осторожность при выполнении массажа и мануальной терапии;
  • Периодический контрольный осмотр неврологом.

Источник: ehinaceya.ru

Аномалия Киммерле — что это такое?

Аномалия Киммерле (называется также аномалией Киммерли, аномалией Кимерли (Кемерли), аномалией Кимберли) — это патологическое изменение первого шейного позвонка (атланта), наличие в нем дополнительной костной дужки, имеющей вид полукольца (дугообразного выроста).

Существуют две формы патологии:

  • врожденная (болезнь присутствует с самого рождения);
  • приобретенная (аномалия Киммерли развивается из-за дистрофических заболеваний позвоночника).

По степени выраженности различают:

  • Полную аномалию Кимберли. Имеется костная дужка в виде полукольца и атлантозатылочная латеральная связка, которая постепенно окостеневает из-за отложения солей кальция. Это приводит к сильному передавливанию позвоночной артерии и быстрому прогрессированию болезни.
  • Неполную аномалию Киммерли. Диагностируется только дополнительная костная дужка, которая представляет собой дугообразный вырост.

Причины возникновения аномалии Кимерли

Атлант — это позвонок, образованный только передней и задней дугой. В его структуре нет тела. На задней дуге атланта имеется бороздка, через которую проходит позвоночная артерия и корешок спинномозгового нерва. Пройдя по бороздке, позвоночная артерия попадает в полость черепа. Там она является частью системы артерий — Виллизиева круга, отвечающего за кровоснабжение головного мозга.

По неясным причинам у некоторых людей происходит разрастание костных тканей, и над бороздкой образуется своеобразный купол, она укорачивается. Костная ткань может образовывать «навес» над бороздкой позвоночной артерии уже в период внутриутробного развития ребенка. В результате нормальная борозда превращается в канал, который находится в толще задней дужки атланта. Тогда ребенок сразу рождается с аномалией Киммерле, и с рождения нужно встать на учёт у детского невролога. Патологическое строение атланта может быть односторонним и двухсторонним.


Наиболее часто встречается приобретенная форма аномалии Кимерли С1. Предположительно ее вызывает остеохондроз шейного одела позвоночника. При этом закрытие бороздки и ее преобразование в канал происходит из-за находящейся над ней атлантоокципитальной связки (идет от перового шейного позвонка к черепу). Последняя обызвествляется либо полностью окостеневает.

Симптомы аномалии Кимберли

Для аномалии развития Киммерли характерны клинические проявления, которые обусловлены уменьшением количества крови, поступающей к задним отделам мозга. Как результат, больные начинают страдать от:

  • шума в ушах (шум/гул/свист/звон может быть как в одном ухе, так и в обоих);
  • мерцания «звездочек»/«мушек» перед глазами;
  • потемнения перед глазами, которое возникает внезапно и так же внезапно проходит;
  • мышечной слабости, провоцирующей частые падения и травмы даже без потери сознания.

Как правило, симптомы аномалии Киммерли усиливаются, когда больной поворачивает голову в определенную сторону. Из-за нарушения кровоснабжения мозжечка возникает шаткость походки, возникают приступы потери сознания.

Для тяжелого течения болезни аномалии Кимерли характерны:


  • тремор ног/рук (из-за мышечных сокращений конечности дрожат);
  • непрерывные головные боли;
  • непроизвольные колебательные движения глаз высокой частоты (нистагм);
  • мышечная слабость отдельной части лица/туловища;
  • нарушения чувствительности (гипестезия);
  • двигательные/чувствительные расстройства конечностей;
  • транзиторные ишемические атаки в вертебро-базилярном бассейне.

Если Вы обнаружили у себя схожие симптомы, незамедлительно обратитесь к врачу. Легче предупредить болезнь, чем бороться с последствиями.

Диагностика аномалии Киммерли

Симптомы недостаточности кровообращения в вертебро-базилярном бассейне головного мозга, характеризующие аномалию Кимберли, служат показанием к проведению:

  • рентгенографии черепа;
  • рентгенографии шейного отдела позвоночника.

На рентгеновских снимках аномалия Кимерли четко визуализируется на боковых рентгенограммах области краниовертебрального перехода (видны дополнительные костные дужки).

Если пациент жалуется на звон в ушах, ему дополнительно рекомендуют пройти отоларинголога, чтобы исключить наличие лабиринтита, среднего хронического отита, кохлеарного неврита и других лор-патологий со схожей симптоматикой. Помимо этого, проводится исследование вестибулярного анализатора.

Так как аномалия Киммерле не всегда является причиной синдрома позвоночной артерии, невролог дополнительно исключает вертебро-базилярную недостаточность. Используя метод контрастной ангиографии, он проверяет наличие тромбоза, аневризмы сосудов головного мозга, сдавливания кровеносного сосуда кистой или опухолью головного мозга.

С целью оценки влияния уже диагностированной аномалии Кимерли на систему кровообращения в вертебро-базилярном бассейне применяются дополнительные гемодинамические исследования:


  • Транскраниальная допплерография (ТКДГ) — ультразвуковое исследование головного мозга, дающее возможность качественно оценить кровоток по внутричерепным сосудам.
  • УЗДГ экстракраниальных сосудов — исследование с помощью ультразвука кровотока в сосудах, снабжающих мозг кровью, на уровне шеи (участок до вхождения сосудов в полость черепа). Позволяет определить имеющиеся нарушения проходимости.
  • Магнитно-резонансная томография сосудов мозга (МРТ).
  • Дуплексное сканирование — визуализирующий ультразвуковой метод, направленный на выявление патологий в кровотоке сосудов.

Названные диагностические методики позволяют найти место сдавливания позвоночной артерии и установить зависимость между выраженностью симптомов и положением шеи, головы пациента.

Как лечить аномалию Киммерли

Лечение аномалии Киммерли предполагает использование препаратов, направленных на:

  • нормализацию мозгового кровотока (Кавинтон, Сермион, Циннаризин, Девинкан);
  • улучшение реологических свойств крови (Пентоксифиллин, Трентал).

Также в комплексную терапию могут быть включены:

  • нейропротекторы;
  • антиоксиданты;
  • метаболиты;
  • ноотропы.

Консервативное лечение аномалии Кимерли предусматривает:

  • Фиксацию шеи воротником Шанца. Мягкий объемный воротник представляет собой своеобразный валик. Он поддерживает шею и предотвращает избыточные повороты головы в стороны. Вылечить аномалию он не может — только снизить выраженность болевого симптома.
  • Массаж шейного отдела. Массаж при аномалии Кимерли должен выполняться исключительно квалифицированным специалистом, поскольку непрофессиональные движения могут ухудшить состояние больного, привести к еще большему сдавливанию артерии.
  • Прием лекарственных препаратов, способствующих уменьшению тонуса мускулатуры.

Сама болезнь не является показанием к хирургическому лечению. Операция при аномалии Кимерли назначается, если диагностировано декомпенсированное течение синдрома позвоночной артерии, из-за чего возникла выраженная недостаточность кровообращения в вертебро-базилярном бассейне. При этом отмечается недостаточное коллатеральное кровоснабжение.

Цель хирургического вмешательства — резекция аномальной дуги с последующей мобилизацией позвоночной артерией. В реабилитационный период прооперированному больному рекомендуется носить воротник Шанца на протяжении приблизительно одного месяца.

Чем опасна аномалия Киммерле


Аномалия Киммерли — это заболевание, приводящее к сдавливанию стенок позвоночной артерии окружающей их костной тканью. При выполнении тяжелой физической работы или повышении артериального давления патологический процесс становится более выраженным. Как результат, в Виллизиев круг поступает меньше артериальной крови.

В свою очередь это приводит к кислородному голоданию головного мозга. Плотные стенки позвоночной артерии начинают давить на спинномозговой корешок, что является предпосылкой к развитию серьезных неврологических нарушений.

Самое тяжелое осложнение аномалии Кимберли — ишемический инсульт (острое нарушение кровообращения в головном мозге), который приводит к инвалидизации больного либо к летальному исходу. Также опасность для больных, согласно отзывам, представляют частые потери сознания, из-за которых можно получить травмы.

Группа риска по развитию аномалии Кимерли

Из-за не до конца выясненной этиологии, сложно сказать, у кого выше риск заболеть аномалией Кимберли. В группу риска врачи включают:

  • лиц с наследственной предрасположенностью;
  • людей, болеющих остеохондрозом.

Профилактика аномалии Киммерли

К профилактическим мерам приобретенной аномалии Киммерли относят:

  • соблюдение принципов правильного питания;
  • достаточное употребление жидкости (от 2 литров в сутки);
  • регулярное выполнение физических упражнений;
  • прохождение курсов массажа;
  • правильный подъем тяжестей (не держать тяжелые предметы на вытянутых руках, давать нагрузку на ноги);
  • равномерное распределение нагрузки при переносе тяжелых предметов.

Спорт при аномалии Кимберли не противопоказан. Больные могут кататься на лыжах, роликах, заниматься аквааэробикой, плаванием, конным спортом. Но, прежде чем записаться в конкретную спортивную секцию, нужно проконсультироваться с врачом. Подниматься тяжести (особенно класть штангу на шею) нельзя. Также важно избегать форсированных нагрузок, резких поворотов.

Данная статья размещена исключительно в познавательных целях и не является научным материалом или профессиональным медицинским советом.

Источник: illness.DocDoc.ru

Ранний послеоперационный период у перенесших операцию Дюамеля осложнился перфорацией низведенной кишки (1 наблюдение), обострением хронического колита (у 4 детей, причем в 1 случае потребовалось наложить колостому из-за некроза мобилизованного участка кишки) и стенозом анастомоза (3 наблюдения). После резекции сигмовидной кишки стул стал самостоятельным, 3-4 раза в неделю. При нарушении диеты появлялись боли в животе и явления колостаза. Полное выздоровление после брюшно-промежностной проктопластики по Дюамелю наступило в 3 случаях, улучшение после оперативного лечения через 1 год — у 6 детей, в 3 наблюдениях эффекта не получено.


Обсуждение полученных данных. Таким образом, значительную роль в патогенезе хронического функционального запора и каломазания у детей играет недифференцированная дисплазия соединительной и нейромышечной ткани желудочно-кишечного тракта. Лечение хронического запора у детей общепринятыми методами низкоэффективно и дает большой процент осложнений. Необходимо разработать комплексное консервативное лечение детей, направленное на улучшение энерготрофики тканей кишечника, и методы оперативного лечения детей с хроническим запором, протекающим на фоне недифференцированной дисп-лазии соединительной и нейромышечной ткани желудочно-кишечного тракта. Литература

1. Бельмер С.В., Гасилина Т.В. Запоры у детей: причины и пути коррекции // Детская гастроэнтерология и нутрициология. 2003. Т. 11, № 20. С. 1142-1144.

2. Клеменов А.В., Мартынов В.Л., Торгушина Н.С. Недостаточность баугиниевой заслонки как висцеральное проявление недифференцированной дисплазии соединительной ткани / / Терапевтический архив. 2003. Т. 75, № 4. С. 30-35.

3. Комарова Е.В., Петрова А.В., Журкова Н.В., Потапов А.С. Признаки соединительно-тканной дисплазии у детей с нару-

шением моторики толстой кишки // Санкт-Петербург-Гаст-ро-2007: материалы 9-го Международного Славяно-Балтийского научного форума. Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. 2007. № 1-2. С. 55.

4. Комарова Е.В., Потапов А.С., Журкова Н.В., Кондакова О.Б. Дисплазия соединительной ткани как одна из причин возникновения хронических запоров у детей // Вопросы современной педиатрии. 2007. Т. 6, № 4. С. 84-85.

5. Комарова Е.В. Хронические запоры у детей: медицинские и социальные аспекты: автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 2007. 31 с.

6. Мартынов А.И., Степура О.Б. Врожденные дисплазии соединительной ткани // Вестник РАМН. 1998. № 2. С. 47-54.

7. Семенова Г.Ф., Комарова Е.В., Потапов А.С. и др. Информативность основного энергообмена митохондрий лимфоцитов периферической крови у детей с хроническими запорами // Вопросы современной педиатрии. 2007. Т. 6, № 4. С. 56-58.

8. Цимбалова Е.Г., Потапов А.С., Баранов К.Н. Хронические запоры у детей // Вопросы современной педиатрии. 2002. Т. 1, № 6. С. 56-61.

9. Шанько Г.Г., Михайлов А.Н., Прусаков С.Н., Родцевич О.Г. Энкопрез неорганической природы у детей: учебно-методическое пособие. Минск: БелМАПО, 2007. 59 с.

Поступила в редакцию 15.10.2010.

TREATMENT OF CHILDREN wITH CHRONIC CONsTIPATION P.P. Kuzmicheva1, A.G. Lebedev2, A.G. Pinigin3, Yu.N. Nezataenko3 1 Institute for Further Education of Medical Staff (9 Krasnodarskaya St. Khabarovsk 680009 Russian Federation), 2 Far Eastern Medical University (35 Muravyova-Amurskogo St. Khabarovsk 680000 Russian Federation), 3 Children's Regional Clinical Hospital (6 Progressivnaya St. Khabarovsk 680003 Russian Federation) Summary — The authors have examined 162 patients aged up to 18 with chronic constipation, including that of combined with enco-presis. Various abnormalities of large intestine and upper gastrointestinal tract pathology were found in 91.9 % and 56.7 % of cases, respectively. The surgery is recommended to be performed, given the ineffectiveness of conservative therapy during half a year. The paper discusses the role of connective tissue and muscular dyspla-sia of large intestine in causing chronic constipation in children. Key words: children, digestive tract, connective tissue dysplasia, large intestine malformations.

Pacific Medical Journal, 2013, No. 4, p. 82-84.

УДК [616.711.2-007: 616.134.9-005]-08

АНОМАЛИЯ КИММЕРЛЕ: АСПЕКТЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ОСНОВНЫХ КЛИНИЧЕСКИХ СИНДРОМОВ

В.Н. Кулагин1, С.С. Михайлюкова2, А.В. Лантух1, Я.В. Балаба1, А.С. Маточкина1, А.А. Попова1

1 Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),

2 Главное бюро медико-социальной экспертизы по Приморскому краю (690091, г. Владивосток, Океанский пр-т, 17)

Ключевые слова: синдром расстройств кровообращения в позвоночных артериях, цефалгический синдром, эпилептический синдром, радикулярный синдром.

Обследовано 107 больных с аномалией Киммерле. Выделено четыре основных симтомокомплекса: синдром расстройств кровообращения в позвоночных артериях, цефалгический синдром, эпилептический синдром, радикулярный синдром. Неврологический дебют указанных синдромов характеризовался пароксизмальными проявлениями. Установлено три степени тяжести клинических проявлений аномалии Киммерле.

Кулагин Вячеслав Николаевич — ассистент кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики ТГМУ; e-mail: [email protected]

Определены критерии достоверных, вероятных и предположительных показателей неблагоприятного прогноза патологии. Предложен дифференцированный подход к выбору медикаментозной терапии и оценена эффективность ее использования при различных типах течения неврологических осложнений аномалии Киммерле.

Аномалия Киммерле относится к наиболее часто встречающимся порокам развития краниовертебральной

области [2, 9, 11]. Более 200 лет она диагностировалась исключительно патоморфологами и обнаруживалась лишь после смерти. Зона расположения аномалии на границе основания черепа и позвоночника является легко ранимой и превращается в источник различных неврологических синдромов. Прижизненная диагностика данной врожденной патологии крайне сложна из-за полиморфизма неврологических проявлений и отсутствия скрининговых рентгенологических обследований населения [7, 8]. По мере обогащения клиники новыми диагностическими технологиями и совершенствования методов нейровизуализации интерес к установлению данной патологии и ее клиническому отражению усилился [3, 10]. Поэтому целью настоящего исследования стал анализ клинических проявлений аномалии Киммерле в разные возрастные периоды для дальнейшей разработки системы ее диагностики.

Материал и методы. Изучены результаты обследования 107 пациентов (69 женщин и 38 мужчин) с диагностированной рентгенологически аномалией Киммерле. В зависимости от возраста обследуемых разделили на четыре группы:

1-я — 24 пациента в возрасте 18-29 лет,

2-я — 22 пациента в возрасте 30-39 лет,

3-я- 26 пациентов в возрасте 40-49 лет,

4-я — 35 пациентов в возрасте 50 лет и старше.

Критериями исключения служили тяжелые соматические и онкологические заболевания, патология психики, последствия тяжелых травм черепа и позвоночника.

Помимо данных анамнеза и клинико-неврологичес-кого обследования анализу подвергались результаты, полученные методами лучевой диагностики (ультразвуковая допплерография и дуплексное сканирование), магнитно-резонансной томографии головного мозга и магнитно-резонансной церебральной ангиографии, компьютерной томографии шейного отдела позвоночника, электроэнцефалографии и нейроофтальмоло-гического исследования. Работа продолжалась 7 лет с кратностью повторных обследований от 1 до 4 раз в год. Все полученные данные заносились в специально разработанные анкеты и подвергались статистической обработке.

Результаты исследования. Ядро клинических проявлений аномалии Киммерле составило сочетание цефалгического синдрома, вегетативно-вестибулярных нарушений и болевого (радикулярного) синдрома. Их выраженность варьировала в широких пределах, пароксизмы зависели от изменения позиции головы и тела и наличия физической и/или интеллектуальной нагрузки.

Головные боли имели мигренозный характер и локализовались преимущественно в затылочной области с быстрой иррадиацией в передние отделы головы (лобно-височную область). В 65 % случаев цефалгии сопровождались фотопсиями и/или выпадением

полей зрения. В 47 % наблюдений к ним присоединялось головокружение, в 21 % наблюдений — парестезии одноименных с локализацией боли в той или иной половине головы. В 92 % наблюдений приступы имели яркую вегетативную окраску, сопровождались немотивированным страхом, удушьем, тахикардией, ознобоподобным дрожанием, колебаниями артериального давления (чаще подъемом) или резчайшей слабостью с изменением уровня сознания. Иногда (в 17 % наблюдений) они сопровождались обонятельными, вкусовыми или слуховыми галлюцинациями или эмоционально-волевыми расстройствами, реже (в 11 % наблюдений) — соматосенсорными нарушениями типа парестезий в конечностях с их распространением по джексоновскому маршу. Длительность пароксизмов колебалась от нескольких минут до нескольких часов, частота — от одного в квартал до ежедневных. Обычно пароксизмы носили стереотипный характер, возникали на фоне болей в шейном отделе позвоночника и затылочной области, провоцировались физической нагрузкой с изменением позиции головы (при ее резком запрокидывании, сгибании или повороте в сторону).

Боли в шейном отделе позвоночника отмечали все обследованные. Обычно они носили приступообразный характер (типа прострелов), иррадиируя в надплечье, плечо или затылочную область, иногда — в зону внутреннего уха, заднюю стенку глотки, челюсти. Пациенты связывали их возникновение с «неудобным» положением головы или шеи во время сна, резким изменением их положения при движении и др. Пальпация шейного отдела позвоночника выявляла болезненность и напряжение затылочных мышц.

Анализ рентгенологических данных показал наличие замкнутого костного канала для позвоночной артерии у 93,5 % и незамкнутого — у 6,5 % пациентов. Сопутствующие дегенеративно-дистрофические изменения шейного отдела позвоночника были установлены в 62,8 % случаев. В основном они наблюдались в старшей возрастной группе. При этом в 40 % подобных наблюдений развивались пароксизмальные расстройства мозгового кровообращения в системе позвоночных артерий с вестибулоцеребеллярным или вестибуло-кохлеарным синдромами. У14,3 % таких пациентов ведущим был цефалгический, у 8,6 % — радикулярный синдром.

Магнитно-резонансная томография выявляла изменения в структурах головного мозга диффузного или очагового характера, которые регистрировались на фоне высокой частоты аномалий строения мозговых образований. Диффузные изменения характеризовались наличием расширения субарахноидальных пространств (в 26,2 % наблюдений), расширением и асимметрией боковых желудочков (в 48,6 % наблюдений). Очаговые изменения были представлены фокусами ишемии, преимущественно в затылочной области (в 13,1 % наблюдений). Среди пороков анатомического

строения головного мозга были зарегистрированы аномалии Арнольда-Киари (3,7 %) и Денди-Уокера (3,7 %), субарахноидальные кисты (1,4 %), агенезия мозолистого тела (1,1 %), микрогирия (5,6 %) и др. Только у 8,4 % пациентов изменений в структурах головного мозга выявить не удалось.

Аномалии анатомического строения мозговых сосудов ангиографически были установлены в 97,2 % случаев: гипоплазия задней соединительной артерии — в 17,3 %, задняя трифуркация внутренней сонной артерии — в 11,6 %, гипоплазия одной из позвоночных артерий — в 22,1 %, патологическая извитость позвоночных артерий — в 28,8 %, сочетание нескольких аномалий в различных сосудистых бассейнах — в 20,2 %.

Допплерография выявила асимметрию кровотока в позвоночных артериях у 91,6 % обследуемых (в основном за счет снижения скоростных показателей в экстракраниальных сегментах У3 и У4). У 88,7 % пациентов только при ротационных пробах наблюдалась экстравазальная компрессия с ирритативным влиянием на скорость кровотока по позвоночным артериям. Признаки венозной дисциркуляции были отмечены у 59,2 % пациентов (в основном в виде затруднения венозного оттока по прямому синусу и позвоночным сплетениям).

Анализ электроэнцефалограмм в 90,6 % наблюдений выявил патологические паттерны в фоновой записи и при функциональных нагрузках. Они отличались крайним многообразием, среди которых, согласно классификации Е.А. Жирмунской (1974), можно выделить три основных типа: десинхронный (в 47,4 % случаев), гиперсинхронный (в 32,9 % случаев) и ирритативный с пароксизмальными проявлениями (в 19,7 % случаев). Десинхронный (плоский) тип энцефалографических кривых преобладал (60,9 %) при пароксизмальных расстройствах кровообращения в позвоночных артериях. У больных с головными болями он встречался реже (34,8 %), а при радикулярном синдроме — только в отдельных случаях (4,3 %). Гиперсинхронный тип при пароксизмальных расстройствах кровообращения в позвоночных артериях наблюдался в 56,3 %, при це-фалгическом — в 43,7 % наблюдений. Пароксизмальные патологические паттерны были зарегистрированы у всех больных с эпилептическим синдромом и у 56 % больных с головными болями. Только у 9,4 % обследуемых не удалось выявить патологии на электроэнцефалограммах. Среди них подавляющее большинство составили пациенты с радикулярным синдромом.

В зависимости от ведущего клинического признака было выделено четыре основных симптомокомплекса: синдром пароксизмальных расстройств кровообращения в позвоночных артериях (у 46 пациентов — 43 %), цефалгический синдром (у 32 пациентов — 30 %), эпилептический синдром (у 19 пациентов — 17,6 %), ради-кулярный синдром (у 10 пациентов — 9,3 %).

При сопоставлении частоты развития основных симптомокомплексов с возрастом обнаружено, что

синдром пароксизмальных расстройств кровообращения в позвоночных артериях преобладал в 4-й группе (52,2 % наблюдений). Основу этого симптомокомп-лекса составляли вестибулоцеребеллярные, вестибу-локохлеарные, окулоцефалгические расстройства и панические атаки.

Частота развития цефалгического синдрома не зависела от возраста. Его диапазон колебался от 18 до 40 лет (40,6 % наблюдений). Чаще пациенты жаловались на головные боли половинного характера с преимущественной локализацией в затылочной области при быстрой иррадиации в передние отделы головы.

Эпилептический синдром доминировал в 1-й группе (84,2 %), характеризовался развитием простых парциальных пароксизмов височной доли с аурой в виде обонятельных, вкусовых и слуховых галлюцинаций и нарушениями в эмоционально-волевой сфере. Сома-тосенсорный припадок без вторичной генерализации с парестезиями в контрлатеральных конечностях и противоположной половине лица с распространением по типу джексоновского марша был зафиксирован в 1 случае.

Радикулярный синдром чаще встречался в 3-й группе (50 % наблюдений), проявлял себя резкими болевыми ощущениями в виде прострелов в области шеи с иррадиацией в затылок, внутреннее ухо, заднюю стенку глотки, приводя к вынужденному позиционному положению головы. При пальпации у всех пациентов с этим симптомокомплексом наблюдалось напряжение затылочных мышц, болезненность крани-овертебрального перехода и паравертебральных точек, болезненность в точках выхода затылочных нервов (у 60 % пациентов) и позвоночных артерий (у 50 % пациентов). Гипоальгезия заушной области выявлялась здесь у 80 % пациентов.

Все пациенты получали комплексное лечение. Тактику медикаментозной терапии определял ведущий клинический признак.

При синдроме пароксизмальных расстройств кровообращения в позвоночных артериях в комплексе с вазоактивными (танакан) и антиоксидантными (ак-товегин, мексидол) средствами применялся церебро-лизин, при цефалгическом синдроме — нестероидные противовоспалительные препараты, низкие дозы гип-нотиков, нейролептиков (эглонил), мелаксен. Для купирования мигренеподобного синдрома назначались триптанамы (амигренин, номигрен), антиоксиданты, при эпилептическом синдроме — антиконвульсанты (препараты вальпроевой кислоты), при радикулярном синдроме — миорелаксанты (мидокалм, сирдалуд), нестероидные противовоспалительные препараты (диклофенак), рефлексотерапия.

Обсуждение полученных данных. Таким образом, неврологическая симптоматика аномалии Киммер-ле характеризовалась пароксизмальными проявлениями синдромов. Отчетливо прослеживалась зависимость частоты их развития от возраста. Всегда

обнаруживалась связь пароксизмальных состояний с провоцирующим фактором — резким движением в шейном отделе позвоночника (форсированные повороты, запрокидывание головы назад, неудобная позиция головы и/или во время сна).

Динамическое наблюдение за пациентами в течение 7 лет позволило выделить три степени тяжести аномалии Киммерле:

I (легкая) — наличие болевого синдрома и гемоликво-родинамических расстройств;

II (средняя) — к болевому синдрому и гемоликвороди-намическим расстройствам присоединяются вегетативные дисфункции перманентного и пароксизмаль-ного характера с частотой пароксизмов, не превышающей трех в год;

III (тяжелая) — болевой синдром, гемоликвородина-мические расстройства, приступообразная головная боль, вегетативные дисфункции, эпилептические пароксизмы.

Проведенные исследования позволили при оценке течения патологии выделить группы достоверных, вероятных и предположительных критериев неблагоприятного прогноза. Так, III степень тяжести клинических проявлений, наличие на электроэнцефалограмме специфических патологических паттернов, аномалии строения церебральных сосудов (по данным ангиографии) и/или изменения в структурах головного мозга (по данным магнитно-резонансной томографии) свидетельствуют о достоверных критериях неврологических осложнений аномалии Ким-мерле. Наличие трех из перечисленных показателей относятся к вероятным, а сочетание только двух из них или выявление одного является предположительным и диктует необходимость последующего наблюдения в динамике.

На фоне 7-летнего лечения при легкой степени проявлений аномалии Киммерле обострений не возникало в течение 3 лет в 93,2 % случаев. При средней тяжести патологии пароксизмальные проявления удалось купировать в 56,8 % случаев. При тяжелом течении регресс симптоматики наблюдался только в 41 % наблюдений и не более чем на период до одного года, но по электроэнцефалографическим показателям наблюдалась положительная динамика.

Проведенное исследование свидетельствует о большом распространении аномалии Киммерле в различных возрастных группах населения, что соответствует данным литературы [1-8]. В структуре стационарной неврологической патологии распространенность этого порока развития составляет 0,9 %. Он регистрируется у женщин в 1,8 раза чаще, чем у мужчин.

Аномалия Киммерле оказывается в числе ведущих факторов риска раннего развития нарушений мозгового кровообращения и способствует дефектам венозной гемодинамики [4-6]. Клиническая декомпенсация и возможность неблагоприятного прогноза зависят от сочетания аномалии Киммерле с аномалиями

анатомического строения церебральных сосудов и структур головного мозга, а также с развитием эпилептических синдромов, обусловленных гипоперфузией головного мозга. Поэтому особую ценность в клинике приобретает своевременный учет достоверных, вероятных и предположительных критериев неблагоприятного прогноза патологии. Литература

1. Батышева Т.Г. Хроническая недостаточность мозгового кровообращения и нейропротекция, новое в диагностике // Нейропротекция при острой и хронической недостаточности мозгового кровообращения: сб. науч. статей. СПб., 2007. С. 98-114.

2. Богородинский Д.К. Краниовертебральная патология. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. 631 с.

3. Бродская З.Л. Рентгенодиагностика краниовертебраль-ных аномалий // Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений. Кемерово, 1981. С. 31-59.

4. Лавров А.Ю. Характеристика артериальной и венозной гемодинамики на разных стадиях дисциркуляторной энцефалопатии // Инсульт. 2005. № 15. С. 4-11.

6. Кулагин В.Н., Брюховецкий И.С., Гуляев С.А. Клинико-нейрофизиологические особенности патологии нервной системы у больных с синдромом Киммерле // Актуальные вопросы аллергологии, педиатрии и детской хирургии. Владивосток, 2006. С. 125-129.

7. Кулагин В.Н., Гуляева С.Е., Гуляев С.А. Аномалия Киммерле: проблемы диагностики // Неврологический вестник. 2007. Т. XXXIX, вып. 1. С. 100-103.

8. Марченко И.З., Гуляев С.А., Красников Ю.А., Федоров И.Г. Краниовертебральная область: диагностика патологии / под ред. С.Е. Гуляевой. Владивосток, 1999. 75 с.

9. Попелянский Я.Ю. Ортопедическая неврология (вертебро-неврология): руководство для врачей. М.: МЕДпресс-ин-форм, 2003. 670 с.

10. Спинальная ангионеврология: руководство для врачей / Скоромец А.А., Скоромец А.П., Скоромец Т.А., Тиссен Т.П. СПб.-М: МЕДпресс-информ, 2003. 608 с.

11. Split W., Sawrasewicz-Rybak M. Clinical symptoms and signs in Kimmerle anomaly // Wiad. Lek. 2002. Vol. 55. P. 416-422.

Поступила в редакцию 23.05.2013.

KIMMERLE's ANOMALY: AsPECTs OF DIAGNOsTICs AND treatment OF MAIN CLINICAL SYNDROMES

V.N. Kulagin1, S.S. Mikhailyukova2, A.V. Lantukh1, Ya.V. Balaba1, A.S. Matochkina1, A.A. Popova1

1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Av. Vladivostok 690950 Russian Federation), 2 Central Bureau of Medical and Social Assessment for Primorsky Krai (17 Okeansky Av. Vladivostok 690091 Russian Federation)

Summary — The authors have examined 107 patients with Kimmerle>s anomaly and identified four main groups of symptoms. These were vertebral artery circulatory disturbance syndrome, ce-phalgic syndrome, epileptic syndrome, and radicular syndrome. A neurological onset of these syndromes was characterised by paroxysmal symptoms. The paper identifies three severity levels of Kimmerle>s anomaly-related clinical features and determines criteria for reliable, probable and tentative indicators of poor prognosis. The authors put forward a differentiated approach to selecting drug treatment and assess efficiency of the drug treatment, depending on different courses of neurological complications associated with Kimmerle>s anomaly.

Key words: vertebral artery circulatory disturbance syndrome,

cephalgic syndrome, epileptic syndrome, radicular syndrome.

Pacific Medical Journal, 2013, No. 4, p. 84-87.

Источник: cyberleninka.ru

Процедуры и операции Средняя цена
Неврология / Консультации в неврологии от 150 р. 1367 адресов
Неврология / Диагностика в неврологии / УЗИ в неврологии от 900 р. 867 адресов
Неврология / Диагностика в неврологии / Рентгенография в неврологии от 420 р. 647 адресов
Отоларингология / Консультации в отоларингологии от 150 р. 1168 адресов
Неврология / Диагностика в неврологии / МРТ в неврологии от 1500 р. 341 адрес
Неврология / Диагностика в неврологии / Рентгенография в неврологии от 600 р. 249 адресов
Отоларингология / Диагностика ЛОР-органов / Исследование слухового анализатора от 80 р. 720 адресов
Отоларингология / Диагностика ЛОР-органов / Исследование слухового анализатора от 170 р. 576 адресов
Отоларингология / Диагностика ЛОР-органов / Исследование вестибулярного анализатора от 50 р. 207 адресов
Неврология / Консультации в неврологии от 1200 р. 55 адресов

Источник: www.KrasotaiMedicina.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.